Главная / Газета 19 Сентября 2003 г. 00:00 / Экономика

Уроки соседей

Россия вступает на путь, по которому Казахстан пошел еще 5 лет назад

Татьяна АЛЕШКИНА

Россия – не первая из стран СНГ, решившая изменить свою пенсионную систему. В Казахстане уже пять лет с пенсионными накоплениями граждан работают и Государственный фонд, и частные управляющие компании (УК), и негосударственные пенсионные фонды (НПФ). И до сих пор крупных «пенсионных» скандалов в республике не было. Правда, это не означает, что реформа здесь идет безболезненно.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал Закон «О пенсионном обеспечении» 1 января 1998 года. Этот день можно считать днем рождения новой пенсионной системы в стране. Новый закон обязал работодателей перечислять 10% от заработной платы каждого работника на персональные пенсионные счета. Участниками накопительной пенсионной системы сразу же оказались 8,6 млн. человек – именно такое количество трудоспособного населения было в Казахстане по данным на 1 января 1998 года.

Однако далеко не все будущие казахские «пенсионеры» воспользовались предоставленным шансом выбрать УК или НПФ для инвестирования накопительной части своих пенсий. И причина вовсе не в пассивности граждан или его экономической неграмотности. В Казахстане тогда столкнулись с проблемой, с которой сейчас сталкивается Россия: отсутствием информационной работы с населением. Освещение важнейшей для страны реформы свелось к нескольким публикациям в прессе и рекламным акциям управляющих компаний и негосударственных пенсионных фондов. Результат не замедлил сказаться: через два года после начала реформы стало ясно, что в новую пенсионную систему вовлечены не 8,6 млн. человек, а всего чуть более 4 млн. человек.

Тем не менее начало реформе, пусть и не самое удачное, было положено. Общая сумма пенсионных накоплений по состоянию на январь 1998 года превысила 150 млн. долларов. Это очень немного, но скромные размеры общих накоплений можно объяснить просто: в Казахстане, как и в России, работодатели предпочитают платить сотрудникам «серые» зарплаты, которые в десятки раз меньше, чем реальные. Но казахским властям все-таки стоит отдать должное. Им понадобилось всего два-три года, чтобы понять простую истину: реформа захлебнется, если зарплата не будет выведена из тени. В результате в конце 2000 года в закон были внесены поправки, в соответствии с которыми отчисления в пенсионные фонды стали осуществлять не предприятия, а сами трудящиеся. Благодаря этому простому решению «денежный ком» начал быстро расти, и к настоящему моменту объем средств в пенсионной системе Казахстана превышает уже 1,7 млрд. долларов. То есть за 2 с половиной года объем совокупных пенсионных накоплений увеличился более чем в 10 раз. По мнению экспертов, этот показатель будет расти и дальше. Причина проста – люди сами кровно заинтересованы в том, чтобы накопить как можно больше денег на старость.

Россия из казахского опыта может извлечь еще один немаловажный урок. Вопреки многочисленным прогнозам пессимистов, в конкурентной борьбе за право управлять пенсионными накоплениями безоговорочную победу одержали частные компании. Лишь 28% объема всех средств попали под управление Государственного накопительного пенсионного фонда (ГНПФ), то есть в числе «молчунов» оказалось не больше четверти трудоспособного населения республики. Остальными накоплениями граждан стали распоряжаться 15 негосударственных пенсионных фондов (НПФ) и 8 управляющих компаний. Лидером частного пенсионного сектора оказался негосударственный фонд «Народный банк Казахстана»: ему удалось аккумулировать 23,5% от общей суммы пенсионных накоплений граждан. Впрочем, это неудивительно, если учесть, что этот банк – аналог российского Сбербанка.

Но доверие населения к частным компаниям – еще не залог безоблачной жизни последних. И это третий урок Казахстана, который стоит иметь в виду. Очень скоро здесь стало очевидно, что пенсионная реформа, так славно начавшаяся, все-таки столкнется с целым рядом объективных и субъективных проблем. Во-первых, из 5,5 млн. вкладчиков НПФ только 1,8–2 млн. регулярно могут перечислять взносы в фонды, поскольку в республике высокий уровень безработицы. Во-вторых, у многих НПФ отсутствуют лицензии на самостоятельное управление пенсионными активами. В-третьих, фактом существования НПФ недовольны многие высокопоставленные чиновники в Казахстане. По их мнению, пенсионных фондов расплодилось слишком много, и для Казахстана вполне хватило бы 5–7 НПФ. При этом чиновники, судя по всему, не хотят ждать, пока «лишние» фонды отомрут в результате рыночной конкуренции: они, судя по их высказываниям, не прочь этому поспособствовать.




Опубликовано в номере «НИ» от 19 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: