Главная / Газета 18 Сентября 2003 г. 00:00 / Экономика

Порочащие связи

ЦБ пытается отучить российские банки от офшоров

Анастасия СКОГОРЕВА

Вчера Центральный банк России провел конференцию, посвященную подписанию новой инструкции, уже получившей название «офшорной». В соответствии с ней офшоры делятся на три группы – «хорошие», «плохие» и «очень плохие». И тем российским банкам, которые захотят теперь сотрудничать с коллегами из «очень плохих» офшоров, придется дорого за это заплатить.

shadow
Однако началась конференция на довольно миролюбивых нотах: заместитель председателя Банка России Виктор Мельников призвал «не мазать все офшоры черной краской» и не приравнивать их к странам, отмывающим грязные деньги и финансирующим международный терроризм. «Офшор – нормальное явление. В 1960–1970-е годы прошлого века появление территорий, где практиковалось облегченное налогообложение, было позитивным явлением и для отдельных стран, и для мировой финансовой системы в целом. Многие национальные экономики поднялись за счет того, что здесь налоги были ниже, чем в большинстве стран, и здесь предъявлялись менее строгие требования к раскрытию финансовой информации и данных об учредителях компании», – подчеркнул он. С Мельниковым тут же солидаризировался директор Департамента банковского регулирования и надзора Алексей Симановский. «Офшор – не ругательство. Не надо думать, что если та или иная страна относится к числу офшоров, то с ней совсем не надо иметь дело», – заявил он.

Впрочем, Виктор Мельников и Андрей Симановский тут же объяснили, что офшоры бывают разные. И Центральный банк недавно разделил их на «хорошие», «плохие» и «очень плохие». К числу первых относятся те страны, которые сделали все возможное для повышения качества своей финансовой системы. Они стали предъявлять к предприятиям-резидентам жесткие требования по обнародованию отчетности, подняли ставки налогов и стали более пристально отслеживать финансовые потоки, протекающие по их территориям. Стоит отметить, что именно в эту группу попала знаменитая «прачечная» Европы – Швейцария, где, по оценкам независимых экспертов, «отмывается» до 70% «грязных» денег со всего мира. Сюда же попал и фаворит российских бизнесменов, Республика Кипр – именно сюда в 90-е годы «бежала» большая часть денег, выведенных из России. Зато теперь Кипр, как отметил Виктор Мельников, является чуть ли не главным источником прямых инвестиций для нашей страны: его по этому показателю опережают только США и Германия. ЦБ решил никак не ограничивать деловые контакты между российскими банками и банками стран, попавших в первую офшорную группу. Никаких особых требований при проведении совместных операций в этом случае не предусматривается, и резервный фонд, как подчеркнул Мельников, можно не создавать.

Сложнее обстоят дела со второй и третьей группами. Ко второй чиновники ЦБ отнесли страны, которые «работают над собой», но еще не достигли значительных успехов в борьбе за большую прозрачность финансовой информации. В третью, самую «черную» группу попали те, кто не предпринимает никаких попыток стать цивилизованной страной с нормальной финансовой системой. Иными словами, в списке «самых плохих» офшоров оказались страны, не предъявляющие никаких требований к размеру уставного капитала банка или к стандартам финансовой отчетности. По словам Виктора Мельникова, здесь иногда дела доходят до абсурда: так, в Черногории, прославившейся в 2001 году как «самый плохой» офшор, бизнесмен может зарегистрировать банк с уставным капиталом в 1000 долл. США, и после этого он может беспрепятственно «прокручивать» по счетам операции на многомиллионные суммы. Финансовые власти страны не проявляют в этом случае ни малейшего интереса к деятельности подобных банков. «Выходит, что вмешаться должны мы, – объяснил высокопоставленный чиновник ЦБ. – Ведь вряд ли вы будете в восторге, если узнаете, что ваш банк, которому вы доверили свои сбережения, совершает совместные операции с таким офшорным банком. Закончиться все это может очень плохо: в один прекрасный день черногорский банк испарится в воздухе, российский банк, который осмелился иметь с ним дело, останется без капиталов, а вкладчики – без денег».

Итак, по новой инструкции ЦБ, операции с банками-нерезидентами из третьей, «черной» группы запрещаются практически полностью – сложно представить себе, что российский банк захочет формировать под свои операции 100-процентный финансовый резерв. Операции с банками из второй группы офшоров запрещаются частично. Однако чиновники ЦБ признали, что вполне возможен вариант, когда деньги из российских банков будут плавно перетекать сначала в офшоры «хорошие», затем в «плохие», и, наконец – в самые одиозные страны, не борющиеся за повышение стандартов своей финансовой этики. «Вероятность такого развития событий существует, но мы не можем из-за этого полностью запретить нашим банкам иметь дело с офшорами, – заявил Алексей Симановский. – К тому же, следует учесть, что деньги могут прийти в «нецивилизованные» офшоры и из стран с самой цивилизованной финансовой системой. К сожалению, стопроцентной гарантии того, что так не будет, не может дать никто».

Особенно, если учесть, что среди стран, которых и Россия, и международные структуры признали офшорами, числятся та же Швейцария и два американских штата – Вайоминг и Делавэр.




Опубликовано в номере «НИ» от 18 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: