Главная / Газета 3 Сентября 2003 г. 00:00 / Экономика

Большие якутские гастроли

На конкурсе по Талаканскому месторождению ЮКОС уже не может повторить комбинацию 2001 года

Николай РУКАВИШНИКОВ
В ходе недавней поездки в Якутию вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин объявил о том, что конкурс на право разработки Талаканского нефтегазового месторождения состоится в 2004 году. Примечательно, что меньше двух месяцев назад премьер-министр Михаил Касьянов, находясь в той же Якутии, назвал другой срок проведения конкурса – нынешнюю осень. По всей видимости, это означает, что скандальная история вокруг Талаканского месторождения, начавшаяся несколько лет назад, продолжает приносить свои плоды.

Талаканское месторождение, которое было открыто в 1987 году, находится в юго-западной части Якутии. Извлекаемые запасы углеводородного сырья составляют 115 млн. тонн нефти и 47 млрд. куб. метров газа. Нефть залегает на небольшой глубине – до 1200 метров, что делает себестоимость добываемого сырья относительно невысокой и в целом существенно удешевляет освоение месторождения. Но не этим привлекает месторождение к себе внимание со стороны крупнейших нефтяных компаний. Оно представляет интерес только в увязке с другими месторождениями – Чаяндинским, Юрубченским, Ванкорским. В этом случае компания, занимающаяся их освоением, становится ключевым нефтяным игроком во всей Восточной Сибири.

Перенос сроков проведения или отмена конкурсов по Талакану стали уже привычным делом. Правительство планировало провести аукцион в первом квартале этого года. В феврале Министерство природных ресурсов подготовило проект постановления о порядке и условиях его проведения, установив размер стартового разового платежа за право пользования недрами Талаканского месторождения на уровне 900 млн. долларов. Однако с этим не согласилось Минэкономразвития: оно предложило провести конкурс не на все месторождение, а только на один из трех блоков Талакана (центральный) и установить стартовую цену в 150–200 млн. долларов. Но теперь ясно, что в 2003 году конкурс вообще не состоится.

Надо напомнить, что до этого попытка проведения конкурса предпринималась в конце декабря 2002 года. Тогда о своем участии в нем объявили «Роснефть», «Сургутнефтегаз», ЮКОС, ТНК, «Газпром». Стартовый взнос на аукционе был определен в размере 56 млн. долларов. Победителя тендера, кроме того, обязывали построить рядом с Талаканом нефтеперерабатывающий завод, инвестировать в месторождение 150 млн. долларов в течение первого года разработки и не менее 200 млн. долларов в течение второго. Однако меньше чем за месяц до его проведения глава Минприроды Виталий Артюхов и руководитель Минэкономразвития Герман Греф направили премьер-министру Михаилу Касьянову письмо с предложением отменить аукцион, обосновывая это наличием в условиях аукциона ряда недоработок. Они, как видно, до сих пор устраняются.

Впрочем, все эти непонятные срывы меркнут по сравнению с историей проведения первого конкурса на право разработки Талаканского месторождения, который состоялся в апреле 2001 года. В ней ключевую роль, причем отнюдь не положительную, сыграл ЮКОС. Если быть точным, то нефтяная компания попыталась получить лицензию на освоение Талакана чуть ли не задаром.

Победителем этого конкурса со стартовым платежом в 56 млн. долларов стала компания «Саханефтегаз», предложившая фантастический бонус – 501 млн. долларов. Это почти в десять раз больше по сравнению с тем, что предложили участвовавшие в конкурсе компании «Сургутнефтегаз» и «Славнефть». Из этой суммы 300,6 млн. долларов должны были пойти в местный бюджет, а 200,4 млн. долларов – в федеральный. Кроме того, «Саханефтегаз» обязался инвестировать в освоение месторождения 870 млн. долларов. ЮКОС тоже принимал участие в конкурсе, но в день подведения его итогов снял свою заявку в пользу «Саханефтегаза».

Вскоре выяснилось, что выигравшая конкурс якутская компания не в состоянии выполнить его финансовые условия. Впрочем, посвященные стороны, в первую очередь ЮКОС, знали об этом значительно раньше. Скажем, было понятно, что «Саханефтегаз» с уставным капиталом в 9 млн. рублей не может выплатить бонус, превышающий полмиллиарда долларов. Руку помощи незадачливому победителю конкурса протянул ЮКОС, предложив беспроцентныйинвестиционный заем на сумму 1 млрд. долларов сроком на пять лет. Но, как оказалось, за этим благородным жестом нефтяной компании скрывалось вполне определенное стремление.

В августе 2001 года Виталий Артюхов направил министру финансов Алексею Кудрину и вице-премьеру Виктору Христенко аналитическую записку с предложением пересмотреть результаты конкурса по Талаканскому месторождению, в котором победил «Саханефтегаз». В записке, в частности, отмечалось: «Беспроцентный заем, предоставляемый заведомо несостоятельному заемщику, в рамках обычной финансовой практики может быть истолкован как соглашение о переуступке лицензии в пользу кредитора». Как констатировалось в письме, «это фактический пересмотр результатов конкурса в пользу некоторого третьего лица непосредственно после формального завершения конкурса». Понятно, что под «кредитором» и «третьим лицом» подразумевался ЮКОС.

Как впоследствии выяснилось, к реализации подобного рода комбинации нефтяная компания готовилась заранее. Было сделано все возможное, чтобы до конкурса представить ЮКОС в глазах якутских властей в качестве самого ценного и приоритетного для республики партнера. В феврале 2001 года президент Республики Саха (Якутия) Михаил Николаев и глава ЮКОСа Михаил Ходорковский подписали меморандум о стратегическом сотрудничестве, предполагающий тесное взаимовыгодное партнерство в разных сферах. Но после конкурса все изменилось.

В соответствии с меморандумом ЮКОС обязался начиная с 2002 года обеспечивать ежегодную поставку в Якутию нефтепродуктов. При этом, как отмечалось в подписанном в феврале 2001 года соглашении, ЮКОС поставляет топливо в согласованных объемах и по ценам, устанавливаемым конкретными договорами. Здесь же зафиксированы обязательства ЮКОСа по развитию в республике сети автозаправочных станций. Однако в апреле подписывается новое соглашение, в котором зафиксировано, что в августе-сентябре 2001 года ЮКОС в рамках «северного завоза» «обеспечит товарный кредит поставкой 150 тыс. тонн нефтепродуктов для реализации на территории республики через ОАО ННГК «Саханефтегаз» с последующим возвратом средств товарного кредита». То есть топливо поставляется на обычных условиях, без скидок и каких-либо преференций. Более того, нефтяная компания добивалась послаблений для себя.

В частности, в февральском меморандуме ЮКОС взял на себя обязательства по финансированию особо значимых проектов и программ социальной защиты и поддержки населения Якутии. Однако в конце апреля 2001 года появилось дополнительное соглашение, которое предусматривало «минимизацию налоговой нагрузки на вновь создаваемые дочерние предприятия в части налогов и иных платежей в части, подлежащей уплате в республиканский и местный бюджеты». Причем получалось так, что Якутия, по сути, должна была поддерживать ЮКОС. Дело в том, что в августе 2000 года между правительством Якутии и Российской Федерацией было подписано «Соглашение о мерах по оздоровлению государственных финансов в условиях оказания финансовой помощи из бюджета Республики Саха (Якутия)». Согласно этому документу предоставление льгот по федеральным регулирующим налогам и сборам в части, зачисляемой в бюджет республики, влечет за собой приостановление или сокращение выделения федерального трансферта, предназначенного для детских пособий, ветеранов и финансирования других социальных статей.

Не менее занимательным оказался механизм предоставления «Саханефтегазу» кредита. Во-первых, ЮКОС потребовал создать дочернее предприятие «Саханефтегаза» и после получения лицензии на разработку Талаканского месторождения немедленно переоформить ее на это дочернее предприятие. Во-вторых, нефтяная компания потребовала предоставить ликвидное обеспечение кредита в размере 200,4 млн. долларов вначале в виде акций ОАО «Якутгазпром» и ОАО «Ленанефтегаз» с последующей заменой предмета залога на 100% акций вновь создаваемого дочернего предприятия и капитализацией выданного кредита в собственность в уставный фонд дочернего предприятия. В случае проведения такого рода операций ЮКОС, как заявляла в то время депутат Ил Тумэн (якутский парламент. – Прим. автора) Зоя Корнилова, стал бы полновластным хозяином дочернего предприятия и бесплатно получил бы лицензию на освоение Талаканского месторождения стоимостью 501 млн. долларов. Но и это еще не все.

После этого, по утверждению Зои Корниловой, «для ЮКОСа становится чрезвычайно выгодным банкротство материнской компании «Саханефтегаз». Выгода эта состояла в следующем. Во-первых, списываются все долги компании, в том числе бюджетный кредит в размере 300 млн. долларов, предоставленный «Саханефтегазу» правительством Якутии. Во-вторых, принадлежащая ЮКОСу новая нефтяная компания полностью освобождается от всех предыдущих обязательств, которые брал на себя ЮКОС. Словом, начинается красивая жизнь с абсолютно чистого листа. Но комбинация расстроилась. Ее очень быстро разгадали, и результаты конкурса на право разработки Талаканского месторождения были аннулированы.

Насколько известно, ЮКОС не отказался от намерения стать владельцем лицензии на Талакан. Наверняка он примет участие в конкурсе в 2004 году, если тот, конечно, состоится. Но надеяться на какие-то особые условия, не говоря уже о повторении истории двухлетней давности, ему уже не приходится.


Опубликовано в номере «НИ» от 3 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: