Главная / Газета 7 Августа 2003 г. 00:00 / Экономика

Капитальная экспансия

Долг российских компаний западным банкам превысил 10 миллиардов долларов

Владимир ГУРВИЧ
Владимир ГУРВИЧ
Владимир ГУРВИЧ
shadow
Вице-премьер правительства Алексей Кудрин заявил недавно о том, что отток капитала из России прекратился. Но уже через несколько дней глава Минэкономразвития Герман Греф опроверг это утверждение. О том, что происходит на самом деле, «Новым Известиям» рассказал руководитель Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Андрей Белоусов.

– Так что же происходит на самом деле, куда течет финансовая река? В Россию или из нее?

– Действительно, в 1-м квартале этого года отток капитала практически прекратился. Более того, во 2-м квартале наблюдался чистый приток капитала в объеме 3 млрд. долларов. За этими тенденциями стоят два важных фактора. Первый – дедолларизация экономики, что связано с укреплением рубля по отношению к доллару и, как следствие, снижением спроса на эту валюту внутри страны. Второй момент: еще в прошлом году крупные российские корпорации предприняли активную зарубежную кредитную экспансию. Долги компаний только за 2002 г. выросли на 10 млрд. долл. Важно то, что этот процесс имеет конъюнктурный характер. Если за границей ставки по кредитам находятся в районе 1 процента, то в силу ряда причин наши корпорации имеют возможность занимать там деньги в пределах 7–8 процентов. Но это все равно значительно выгодней, чем брать средства у отечественных кредиторов, чьи процентные ставки по валютным займам не меньше 11 процентов. Я уж не говорю о том, что в таких объемах наши банки деньги давать не могут. Если же давать оценку заявлению Германа Грефа о том, что в третьем квартале наблюдается отток капитала, то я немного удивлен этим высказыванием. Ни министр, ни кто-либо другой еще не имеют достаточной информации для таких обобщений. Сейчас у нас даже нет данных об экспорте-импорте за июль. Поэтому прогнозы преждевременны. Но некоторые основания для таких выводов все же могут быть. Дело в том, что в третьем квартале традиционно действуют сезонные факторы, стимулирующие отток капитала. Один из них – рост спроса на валюту со стороны населения в связи с отпусками. Это, между прочим, немалые суммы. Поэтому нарисованная Грефом картина вполне может оказаться близкой к действительности.

– В качестве одной из возможных причин оттока капитала Герман Греф назвал дело ЮКОСА…

– Я не склонен преувеличивать этот фактор. Причины, обуславливающие вывоз капитала из страны, известны. Примерно в половине случаев это связано с обслуживанием инвестиций. То есть крупным корпорациям выгодно оставлять деньги за рубежом. Значительный процент приходится на скрытые прямые инвестиции. И еще одна причина – это обезличивание капитала, когда он выводится из страны одной компанией, а потом возвращается, но уже под другим брендом.

– Так капитал в ближайшее время будет уходить или приходить?

– В ближайшее время будут усиливаться тенденции, выталкивающие капитал из страны. Это объясняется ростом политических рисков. Но в долгосрочной перспективе, безусловно, победят факторы, притягивающие деньги в страну. Конечно, в том случае, если не случится ничего экстраординарного. «Притягивающие» факторы – это возможность получения инвестиционного рейтинга, а также общий рост инвестиционной активности в стране. Другое дело, если упадут цены на нефть, тогда весь набор макроэкономических факторов изменится, и мы можем оказаться в принципиально иной ситуации.

– Тот факт, что российские банки должны западным банкам большие суммы, это опасно?

– Пока ничего страшного я не вижу. Величина корпоративного долга еще не вышла за критический уровень. На мой взгляд, примерно год мы можем заимствовать прежними темпами. В этом случае размер долга будет колебаться в пределах 20–30 млрд. долларов. Эта сумма не приведет к системному кризису даже в условиях прогнозируемого снижения цен на нефть до 16–17 долл. за баррель.

– А возможен ли во второй половине года существенный рост иностранных инвестиций?

– Думаю, что нет. Во-первых, Россия пока не получила инвестиционного рейтинга. Во-вторых, сохраняются политические риски. В-третьих, нет ясности с динамикой нефтяных цен. Они не вышли на устойчивый тренд в силу неопределенности ситуации в Ираке. Есть и еще один фактор: западные финансовые институты и компании обычно принимают инвестиционные решения в феврале–марте. А потому массированного притока инвестиций, если и можно ожидать, то только в первой половине следующего года. Я полагаю, что в 2004-м и особенно в 2005 гг. рост иностранных капвложений может оказаться существенно выше, чем это прогнозирует Минэкономразвития. Однако возникает другой вопрос: насколько мы готовы к их приему.


Опубликовано в номере «НИ» от 7 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: