Главная / Газета 16 Марта 2016 г. 00:00 / Культура

Совместили несовместное

Оперная прима Хибла Герзмава запела джаз

Денис Сутыка

Трио пианиста Даниила Крамера и оперная певица Хибла Герзмава представили в Москве экспериментальную программу «Опера. Джаз. Блюз», соединившую классический голос с джазовой импровизацией.

shadow
В умелых руках народного артиста России Даниила Крамера и вечная музыка Верди может зазвучать совершенно по-иному. Да и певица Хибла Герзмава в ансамбле с ним пускается в рискованное путешествие. Вместо привычной для себя оперы поет… джаз. Их концерту «Опера. Джаз. Блюз», прошедшему на одной из крупнейших площадок столицы «Крокус Сити Холл», зал рукоплескал стоя.

Захватить зрителя с первых нот

Программа Хиблы Герзмавы и Даниила Крамера «Опера. Джаз. Блюз» – это кроссовер, сложнейшее гармоничное сочетание несовместимого. Музыка этих двух мэтров настолько непредсказуема, что каждый зритель словно не концерт смотрит, а наблюдает за баталиями, великолепной игрой классики и джаза. Причем артисты, кажется, точно знают, как покорить зал. В проходах стоят опоздавшие, тут и там мелькают огоньки телефонов, и вдруг в зале полностью гаснет свет. В полной тишине и мраке артисты выходят на сцену и бьют арией Генделя, что называется, в самое сердце. Голос Хиблы звучит приглушенно, что совсем не свойственно опере. Кажется, вот-вот прервется и… снова взмывает ввысь. Даже те, кто не занял своих мест, затаились в проходах и погасили огоньки телефонов. Буквально с первых нот прима Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко пленяет зал своим сопрано. И вместе с огнями софитов и легким придыханием срывает свое первое «браво!» за этот вечер.

Музыка, как женщина, не имеет логики

«Логика нашего концерта – это полная нелогичность, свойственная двум типам существ: музыкантам и женщинам, – сообщил Даниил Крамер. – У нас на сцене есть те и другие. А теперь мы перейдем к романсу Глинки, но я не очень уверен, что композитор узнал бы свое произведение».

Вообще в программе концерта звучали довольно известные произведения классиков – Генделя, Моцарта, Пуччини, Верди, Доницетти, Гершвина и других. Однако, как заметил Крамер, даже опытное ухо музыканта вряд ли сразу отличит, кто есть кто: так тонко вплели мэтры в классическую музыку вольный джаз. По словам Хиблы, этот проект она готовила с большим воодушевлением и считает его одним из самых необычных и ярких в ее жизни.

Народная артистка Российской Федерации и Республики Абхазия Хибла Герзмава, по сути, уникальное явление на мировой оперной сцене. Яркая и непосредственная, эмоциональная и страстная, она исполняет главные женские партии в известных операх в лучших театрах по всему миру. К тому же Хибла – талантливая драматическая актриса, способная филигранно петь не только великую классику, но и вечно молодой джаз. А главное – создать тот волшебный образ, свойственный лучшим американским джазовым певицам. Во всей ее пластике, детском поведении, а иногда наоборот – нарочито дерзком, есть умение перестраивать голосовые связки с классического звука на сдавленный джазовый.

Ноктюрн «на флейте водосточных труб»

Еще одной темой для обсуждения, помимо оригинальности программы, стало роскошное черное платье певицы с громадным шлейфом, о котором так много шутил на концерте Даниил Крамер. Он то и дело убирал микрофон и расчищал площадку для того, чтоб певица могла спокойно лавировать по авансцене. А дамы из зала с восхищением смотрели за тем, как умело Хибла уносит свой шлейф за кулисы под несмолкаемые аплодисменты.

Во втором отделении удивляло фантастическое джазовое трио Даниила Крамера: рояль, контрабас и ударные. Джаз – это территория пианиста Крамера, который за инструментом преображается и молодеет на глазах. Задорный, по-хорошему наглый, он одинаково виртуозно импровизирует на рояле, может тут же вскочить и отбивать ритм на крышке или, к примеру, составить компанию за барабанами своему коллеге.

Зритель молниеносно отзывался на всю ту неудержимую энергетику, идущую со сцены. Когда Хибла пела о любви, пары невольно примыкали друг к другу, а на их лицах появлялась потаенная улыбка. В то же время сумасшедшие ритмы джаза подталкивали людей аплодировать в такт музыке.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 марта 2016 г.


Актуально


Смотрите также

Из поп-музыкантов в кинозвезды

Ник Джонас сыграет в перезапуске знаменитого фильма «Джуманджи»

Пьеса Прокофьева для механического пианино

В парке Сокольники решили окультурить досуг москвичей

Умер Дмитрий Шаховской

Знаменитый скульптор скончался в Москве на 89-м году жизни

«Я сделал выбор»

Актер и музыкант Джаред Лето признался, что был наркоманом

Останется без запонок

Имущество Владимира Кехмана должно быть реализовано за долги

Не был, не состоял, не участвовал

С Владимира Буковского сняли обвинения в производстве детского порно

Недетские разборки

Госфильмофонд и «Союзмультфильм» снова поругались из-за прав на анимационные фильмы

Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: