Главная / Газета 22 Мая 2015 г. 00:00 / Культура

Нет повести печальнее...

Какими свершениями и потерями запомнится россиянам Год литературы

Евгения Александрова, Мария Михайлова

2015 год, объявленный президентом РФ Владимиром Путиным Годом литературы, на проведение которого выделен специальный бюджет, богат на памятные даты. Это 70-летие Победы, 100-летие со дня рождения Константина Симонова, 200-летие Александра Грибоедова, 145-летие Ивана Бунина, 75-летие Иосифа Бродского, 125-летие Бориса Пастернака... Кроме того, Год литературы – это и повод вспомнить писателей, которые волей судьбы не попали в плеяду первых и выдающихся. А еще это повод задуматься о том, что страна наша давно уже утратила титул «самой читающей»: все только говорят о величии Пушкина и Достоевского, но даже будущие профи – студенты филфаков – не всегда знают творчество классиков.

Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
shadow
Открытие Года литературы торжественно проходило на сцене МХТ имени Чехова – театра, где уживаются и самые смелые режиссерские эксперименты, к которым публика порой не готова, и классические, канонические спектакли, которые обожают упорные консерваторы. В постановке «Круг чтения» – она дала старт Году литературы – были задействованы актеры МХТ как старой, так и новой гвардии, и все читали произведения Пушкина, Достоевского, Ахматовой, Бродского...

Хотелось бы верить, что такая эклектика не случайна, и в профильный год нас ждет действительно богатое разнообразие мероприятий, которые помогут школьникам и студентам полюбить классику, их родителям и учителям – современную литературу; показать, что словесность многогранна, а развитие отечественной прозы не остановилось на писателях-«деревенщиках», и нам, носителям русского языка, есть, чем гордиться, кроме поэтического наследия Золотого и Серебряного века.

На проведение Года литературы правительство выделило 300 млн. рублей – это в десять раз меньше, чем в 2014-м на Год культуры, закончившийся, как пошутил в беседе «НИ» киновед Кирилл Разлогов, «в соответствии с предсказаниями культурологов – полным экономическим крахом». Что удалось сделать на эти баснословные деньги? Удалось напугать всех проектом «Основ культурной политики», который в первоначальном своем варианте вычеркивал Россию из Европы. Удалось лишить государственной поддержки несколько кинофестивалей. Удалось выселить частный Театр.doc и «оптимизировать» несколько небольших московских театров, лишив их жизнеспособности. Удалось сорвать концерты целого ряда музыкальных групп, не угодивших «православным активистам». И удалось окончательно разгромить единственный в России Музей кино, благодаря которому вырос целый ряд режиссеров, которые ныне представляют лицо нового отечественного кинематографа – это, например, Андрей Звягинцев или Бакур Бакурадзе.

С другой стороны, в этот год «домой» после долгого ремонта вернулась труппа БДТ, открылась новая сцена Александринки, была отремонтирована «Сцена на Сретенке» театра имени Маяковского, закрылись на долгожданную реставрацию театр на Таганке и кинотеатр «Художественный». Однако это скорее совпадения, никак специально не приуроченные к Году культуры.

Потому и говоря о цифре предполагаемых затрат, озвученной на открытии Года литературы, невольно надеешься: может быть, ее не хватит на то, чтобы закрыть частные «неугодные» издательства и ярмарки и запугать бедных книголюбов?

Первое громкое решение, озвученное в профильный год, книголюбов, скорее обрадовало: это отмена выставки «Книги России» на ВДНХ и открытие большой летней книжной выставки-ярмарки на Красной площади. Дело в том, что выставка-ярмарка «Книги России», которая традиционно проводилась весной в одном из труднодоступных павильонов ВДНХ, хоть и поддерживала региональное книгоиздание, но считалась среди профи и любителей самой скучной книжной выставкой со скудной культурной программой. Если не сказать, с программой, дискредитирующей книжную выставку как праздник для библиофилов, которым вполне можно назвать ярмарки «Нон-фикшн» и Открытый книжный фестиваль и отчасти – Московскую международную книжную выставку-ярмарку (ММКВЯ).

В последнее время в «Книгах России» отказывались участвовать как гиганты книжного рынка, так и небольшие издательства. Как считает президент Российского книжного союза Сергей Степашин, последние проведенные выставки «стали апофеозом безразличия и некомпетентности, количество участников выставок и объем занимаемых площадей существенно сократились, при этом руководство не реагирует на пожелания издателей сделать выставки удобнее для читателей, повысить уровень сервиса для участников».

По словам руководителя Роспечати Михаила Сеславинского, ярмарка, придуманная взамен «Книгам России», может стать одним из центральных событий Года. Сеславинский пояснил, что это должно быть открытое мероприятие – без билетов или пропусков. Там будут шатры с дискуссионными площадками, места для презентаций – это будет «энергетика для привлечения внимания к книге», причем ассортимент книжной продукции обещает быть широчайшим.

Не мог не предложить свою программу для Года литературы писатель Захар Прилепин, который за последние годы сумел вернуть в литературный процесс имена Леонида Леонова и Анатолия Мариенгофа, а также познакомить читателя с целой плеядой молодых литераторов. Прилепин задумал провести в подмосковном музейно-выставочном комплексе «Новый Иерусалим» целый фестиваль, центром которого станет русская литература. Это будет, пожалуй, первый оупен-эйр, зацикленный на виде искусства, вокруг которого развлекательное массовое мероприятие придумать куда сложнее, чем если бы это был музыкальный или театральный фестиваль. Называться он будет «Традиция. Литературно-музыкальный пикник Захара Прилепина».

«Удивительным образом все мы – разделившиеся сегодня (или вчера?) на демократов и патриотов, на консерваторов и прогрессистов – выросли в одной стране, в общих ландшафтах, и всякое свое суждение готовы подкрепить – вот великий парадокс! – ссылкой на Пушкина, Льва Толстого, Сергея Есенина или Иосифа Бродского, – пишет Прилепин. – Чайковский, Мусоргский, Рахманинов Шостакович и Свиридов – у нас общие, а не частные. Наследие русского театра, русское кино, Эйзенштейн, Станиславский, Таганка, Тарковский и Шукшин – разве это можно поделить? Это традиция. Будет большой рок-фестиваль и – одновременно – для тех, кто, может быть, устает от громкой музыки – литературные выступления и диспуты. Огромное – и в прямом, и переносном смысле – интеллектуальное пространство. Желающие – танцуют. Желающие – слушают. Желающие – спорят».

И как бы ни хотелось верить, что на пикнике пройдут действительно полезные и важные диспуты, а люди вдруг объединятся на ниве любви к Пушкину, мы понимаем, что сейчас этого просто не может произойти, а мероприятие рискует обернуться либо спором «полутора» человек о том, как нам обустроить Россию, либо, в худшем случае, приобретет ура-патриотический характер.

Пока трудно с уверенностью сказать, как Захару Прилепину удастся организовать заявленное мероприятие, а вот что происходит с масштабными планами поэта Евгения Евтушенко на Год литературы, «Новые Известия» знают не понаслышке. Евгений Александрович в эту среду побывал в нашей редакции и рассказал обо всем. К сожалению, пока многое из задуманного не реализовано даже наполовину. Напомним, постоянный автор «НИ» Евгений Евтушенко в Год литературы предложил важные проекты, о них «НИ» уже не раз писали в 2015 году (см. номера от 23 января, 20 марта и 30 апреля). В частности, антология поэзии Великой Отечественной войны, составленная поэтом, несмотря на недомогание, в короткие сроки по просьбе издательства, пока так и не вышла, а вместе с ней не вышел и ­аудиодиск, на котором Евтушенко читает записанные им на студии стихи поэтов-фронтовиков. А ведь это издание должно было появиться ко Дню Победы. Перенесен на осень и запланированный на 1 июня – в честь Года литературы – гала-концерт, основанный на стихах русских поэтов из антологии «Поэт в России – больше, чем поэт». Концерт должен был пройти во Дворце спорта «Лужники». Известные актеры дали свое согласие на участие, все уже было оговорено и условлено, однако в последний момент выяснилось, что средств на рекламу мероприятия не выделено.

Общественно-значимые проекты поэта Евтушенко не могут полностью воплотиться в жизнь даже в Год литературы.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow Казалось бы, Год литературы – удачное время для реализации давней идеи Евгения Евтушенко, которую «Новые Известия» активно продвигали и собрали шесть тысяч подписей в поддержку. Суть идеи – направить во все школьные библиотеки страны пятитомную поэтическую антологию «Десять веков русской поэзии», где собраны лучшие образцы отечественной литературы. Уже четвертый том антологии готов, а добиться отклика от Министерства образования на эту благородную идею не представляется возможным. И даже в Год литературы Евгению Евтушенко не удается связаться с министром образования Дмитрием Ливановым, чтобы обсудить этот насущный вопрос.

Торжественное открытие Года литературы дало надежду на то, что есть все шансы провести его достойно, забыв о распрях и делении писателей между политическими сторонами. Но нужно понимать, что недовольные найдутся в любом случае. Так, противником программы Года, представленной на открытии, выступил редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков: «Это обычный либеральный капустник с глумливым реверансом в сторону Кремля. Подбор стихов тоже в духе московского кухонного сопротивления тоталитаризму. Если Пушкин, то, конечно, «Не дорого ценю я громкие права…» Если Лермонтов, то, разумеется, «Люблю Отчизну я, но странною любовью…» Какой же еще? Граждане, видимо, и не подозревают, что Пушкин написал «Клеветникам России», а Лермонтов «Бородино».

Увы, первым громким событием Года литературы стал... пожар в научной библиотеке ИНИОН РАН, который полностью уничтожил здание Института научной информации по общественным наукам. Фонды библиотеки понесли серьезные потери. С учетом дубликатов, малоценных и подлежащих списанию изданий, трудно восстановимые потери фундаментальной библиотеки ИНИОН РАН составляют 2,32 млн. экземпляров. Вину за пожар следственные органы с помощью государственных СМИ сначала решили переложить на директора библиотеки Юрия Пивоварова, однако сам Пивоваров указал на многократные обращения руководства Института за помощью обеспечить современные средства безопасности: «Мы много раз обращались в РАН, а теперь в ФАНО, но нам отвечали, что таких денег нет и не будет».

Обновленная библиотека имени Достоевского на Чистых прудах – скорее исключение, чем правило.
shadow Инцидент вскрыл огромные проблемы в библиотечной среде. В апреле с госслужбы уволился Борис Куприянов, самый известный книготорговец России и создатель магазина «Фаланстер». На своей чиновничьей службе он занимался реформированием столичных библиотек. Гордостью совместной работы Куприянова и Московского городского библиотечного центра стала обновленная Библиотека имени Достоевского на Чистых прудах, которая стала не просто библиотекой, а настоящим культурным центром для всех и каждого.

Уходя с должности, Куприянов рассказывал, что главным тормозом в развитии библиотек были… сами посетители и библиотекари. Чего стоит история о том, что одну из районных библиотек буквально оккупировали три летчика-космонавта, которым не хотелось, чтобы туда приходили другие люди, и потому они строят планы не допустить развития библиотеки. Библиотекари же Куприянова, по его словам, вообще не очень любят, потому что не понимают, зачем делать больше.

А сделать больше, хотя бы в Год литературы, совершенно необходимо.

Накануне Года литературы стало известно о том, что региональные библиотеки больше не будут получать подписку на «толстые» журналы. По сути, наличие «Знамени», «Нового мира», «Невы», «Звезды» и т.д. в библиотеках было единственной возможностью читателя познакомиться с содержанием этих изданий, ибо купить их даже в столице можно лишь в специальном киоске на Страстном бульваре и на ярмарках, которые случаются не так уж часто.

Но на эту печальную новость пришлась и новость позитивная: в Год литературы «Роспечать» в два раза увеличит само финансирование «толстых» журналов. Об этом на совещании по вопросам финансовой поддержки литературно-художественных журналов в 2015 году в «Роспечати» заявил руководитель агентства Михаил Сеславинский: «Около 10% бюджета, предназначенного на поддержку периодических изданий, мы выделяем 16 литературно-художественным изданиям – это немного, 10 миллионов рублей из 100 миллионов. Остальные 90 миллионов распределяются на другие периодические издания. В этом году мы приняли непростое решение – мы поднимаем финансирование литературных изданий в два раза». Но о том, сохранится ли финансирование уровня 2015 года в дальнейшем, ничего не сказано. Более того, возникает вопрос, нужно ли вообще хоть какое-нибудь финансирование части современных «толстых» журналов, которые существуют с незапамятных времен и ныне совсем не отражают современного литературного процесса и, по сути, мало чем привлекают читателей.

Проблем достаточно и в музейной сфере. С приходом Дмитрия Бака на пост директора Литературного музея в нем наконец начались позитивные изменения, на литературные вечера потянулись и молодые люди, потому что талантливый преподаватель Бак понимает, что сейчас нужно делать с брендом «великая русская литература». В своих лекциях и выступлениях Бак всегда доказывает, что понять классику, понять, почему, к примеру, Пушкин, который при жизни считался больше салонным поэтом, стал «великим», можно лишь через призму и внимательное отношение к современной литературе. Что, если не это, должно стать одной из тех задач, ради которой затеян Год литературы?

Проблем с сохранением памяти и литературного наследия в России достаточно, причем не только в отдаленных регионах, но и в мегаполисах. Например, музей Иосифа Бродского в Петербурге будет открыт буквально на днях – только сейчас, в 2015 году, спустя два десятилетия после смерти одного из самых известных русских поэтов. В помещении на Никитской улице в Москве, где находилась знаменитая лавка имажинистов, заведовали которой Сергей Есенин и Анатолий Мариенгоф, вообще находится банк, и никто, кроме любителей литературы, об этом даже не подозревает...

А еще Год литературы пришелся на кризис, когда наши сограждане, думая, на чем бы еще сэкономить, вынуждены пренебрегать именно «культурными развлечениями». Но г-н Сеславинский считает, что как раз в кризис и надо проводить Год литературы: «Это как с масштабными архитектурными проектами – всегда они не вовремя, всегда кажется, что надо заниматься чем-то другим. Литература является основой процессов во всех сферах жизни страны. Без хорошего образования, без хороших книг все остальное невозможно». Хотелось бы верить, что это не очередные громкие, но пустые по сути слова...

shadow Логотипом Года литературы – раскрашенными в триколор профилями Пушкина, Гоголя и Ахматовой – многие остались недовольны. «Рекламой металлургического комбината» назвал его издатель Вадим Мещеряков. Кто-то возмутился выбором именно этих трех персонажей. Между тем, понятно, что профили выбирались всего лишь по критерию узнаваемости народом, но стоит ли это обсуждать, если Год литературы – это и есть мероприятие с огромным, народным масштабом, призванное обратить внимание на литературу тех, чье знакомство с нею закончилось на школьной скамье. На это действительно никаких бюджетных денег не жалко – лишь бы они использовались по назначению, а литература не становилась опасным инструментом в руках чиновников, как это произошло с культурой в ее профильный год.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 мая 2015 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: