Главная / Газета 23 Апреля 2015 г. 00:00 / Культура

С клавесином на дружеской ноге

В Петербурге открылся международный фестиваль балета Dance open

Майя Крылова, Санкт-Петербург

В четырнадцатом фестивале Dance open принимают участие Большой театр (со спектаклем «Укрощение строптивой»), балет Венской оперы и – в рамках гала-концерта – прима-балерины и премьеры театров Европы и Америки. Первыми выступили артисты Голландского национального балета.

Фото: KATYA KRAVTSOVA
Фото: KATYA KRAVTSOVA
shadow
В этой всемирно известной компании работают танцовщики 28 национальностей, но она, тем не менее, производит впечатление крепкого коллектива с синхронным исполнительским «дыханием» и уверенным владением разными техниками танца. Худрук голландского балета Тед Брандстен рассказал, что всех артистов учат «пропевать» движения и создавать единство из разности, в то же время коллаж ментальности и школ помогает, когда те или иные хореографы, начиная постановку, хотят найти «своих» артистов.

Для гастролей Брандстен создал специальную программу из шести коротких балетов. Их авторы – молодые хореографы и маститые мэтры, и опусы, взятые вместе, дают полноценную картину современных тенденций в балете. Танцы поставлены в последние 20 лет, четыре балета созданы специально для голландской труппы. Неминуемая разность базируется на сходстве – все балеты бессюжетные и без декораций, почти все исполняются в рабочих трико, скрещивают «классические» ноги с «расслабленным» верхом и оставляют артистов один на один с музыкой. Название вечера – «Назад к Баху» – вовсе не означает, что на музыку великого немца все и поставлено. Хотя под Баха так славно сопрягать сиюминутное и запредельное, его партитуры проникают в душу до самых глубин. Просто Бах, во-первых, в музыке часто использовал танцевальные формы, а во-вторых, на вечере складывалось впечатление, что использованные композиторы незримо равнялись на классика.

Dance open начался с «Дуэта» англичанина Кристофера Уилдона – это даже не балет, а концертный номер на фоне размытого пейзажа, какие любил писать художник Тернер. Фортепианная музыка Равеля толкает Уилдона на столь же импрессионистские чувства. Перед нами чье-то свидание, на котором плетется затейливое балетное кружево: она лукаво улыбается и вьется у него в руках подстреленной птицей, он, в свою очередь, вертит ее в головокружительных поддержках и сжимает в эротических объятиях.

Голландец Ханс ван Манен (ему сейчас 83 года), который поставил почти 50 балетов в 19 театрах, как-то обмолвился, что не знает нот, не читает партитуры и ставит исключительно на интуиции. Он просто слышит музыку. А с виду это похоже на пластическую беседу трех пар, то суровую и сосредоточенную, то переходящую в горячую дискуссию: с резко вздернутыми «испанскими» жестами, барочной порывистостью и «вырываниями» тел из рук друг друга. Во время женского наклонного арабеска партнер держит даму за шею – совсем нетипичная манера. Или в поддержке запросто выворачивает девушке запястья. И если у Уилдона было сплошное плавное легато, то у ван Манена – непрерывное отрывистое стаккато.

В миниатюре Брандсена «Повтор» (на музыку Филипа Гласса) пара исполнителей в черных трико похожа на черные клавиши рояля. И минималист Гласс тоже взят в рояльном варианте. Вслед за столь чинной неоклассикой дуэт из балета «Минос» на современную электронную музыку, да еще при драйве Юргиты Дрониной и Джеймса Стаута, казался глотком виски после сухого гороха. Задорно – по заданию хореографа Хуанхо Археса – виляя бедрами, кружась в тодесах из фигурного катания и бросаясь на пол, парочка доходит до разброда и шатания: в финале, загадочная, она свертывается калачиком и лежит, а простодушный он, крадучись, пятится прочь. И совсем взвинтил публику хореограф Марко Геке с помощью бедового блондина Марийна Радемакера в сольном номере «Оффи». Под хриплый вокал и гитарные балладные переборы Джонни Кэша танцовщик, трепля собственную шевелюру, насвистывая и покрикивая, выдал настоящий движенческий ураган.

Поляк Кшиштоф Пастор – автор финального балета «Свет и тень» для 18 человек. Сперва с помощью фрагмента Гольдберг-вариаций, потом под оркестровую Сюиту ре-мажор танцовщики, одетые в костюмы разных эпох, телами перекликаются с позвякивающим клавесином, играют юбками, смешивают атлетические прыжки и куртуазные поклоны, крутят воображаемый хулахуп, игриво семенят пуантами. И современно препарируют старинные танцы – гавот, бурре и жигу – для демонстрации всемирной отзывчивости музыки Баха.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 апреля 2015 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: