Главная / Газета 15 Января 2015 г. 00:00 / Культура

«Всё разрушится лет через пять»

Историк и главный архивист Государственного архива Калининградской области Анатолий Бахтин

Диана Евдокимова

На этой неделе в поселке Демьяновка под Калининградом окончательно обрушилась немецкая кирха Gross Engelau, возведенная в XVI веке. Местные жители и краеведы рассказали региональным журналистам, что причиной обрушения могли стать недавние военные учения: кирха находилась непосредственно на военном полигоне Павенково. Десять старинных замков и 133 немецкие кирхи в Калининградской области сегодня постепенно превращаются в руины и пыль. Калининградская епархия РПЦ, которой четыре года назад они были переданы, сетует на отсутствие средств для их реставрации или хотя бы консервации. Калининградский историк, публицист, главный архивист Государственного архива Калининградской области Анатолий БАХТИН рассказал «НИ», почему полное разрушение зданий через пять – десять лет практически неизбежно.

shadow
– В каком состоянии сегодня находятся замки и кирхи в области?

– Почти все они продолжают разрушаться. Даже те кирхи, которые еще в 2010 году находились в приличном состоянии, сегодня выглядят плачевно. Допустим, я тогда приезжал в поселок Залесье и видел, что, если провести определенные работы, все будет в порядке. Однако там нет верующих, которые бы создали общину, выставили, по крайней мере, охрану, чтобы попытаться сохранить памятник. Нет там и священника. Так кто же будет там за эту церковь отвечать? Буквально через год после передачи кирхи РПЦ случился небольшой пожар. В результате кирха развалилась. И таких примеров по области больше двадцати.

– Почему все эти замки и кирхи были переданы РПЦ, хотя она не способна их отреставрировать?

– Я беседовал со многими местными священниками. Они говорят, что им все это не было нужно. Лишние заботы, проблемы, трата денег. Однако в итоге местная дума передала в 2010 году РПЦ эти замки и кирхи, а средств как не было, так и нет. Изначально, когда в 2007 году подобная идея появилась, государство планировало помогать церкви с финансированием реставраций. В 2008 году начался экономический кризис, и деньги закончились, но процесс передачи объектов церкви довели до конца. Сейчас вроде государство начало выправляться – так случился новый кризис. В этом плане церковь просто подставили. Она как собственник должна заботиться о памятниках, но не может. Процесс разрушения объектов культурного наследия продолжается.

– Зачем же РПЦ все-таки приняла на себя ответственность за такое количество объектов культурного наследия?

– Точный ответ мне неизвестен. Изначально было так: церковь заявляет, что существует община, есть священник, и просит передать им одну кирху в собственность. Им передают. По мере надобности они брали кирхи, восстанавливали их, и все было замечательно. Вдруг приняли решение передать сразу и всё. Кроме того, чиновники испугались, что свои права на замки и кирхи начнет предъявлять католическая церковь или лютеране, евангелисты. В то время как раз должен был выйти закон, который бы позволил верующим других религий претендовать на объекты, к которым они когда-то имели отношение.

– Насколько были обоснованными эти опасения?

– Тут практически нет общин других религий. Ну, взяли бы они себе 2–3 кирхи, им больше и не надо. Другое дело, что немцы на свои деньги отреставрировали и Зальцбургскую кирху в Гусеве, и кирху Арнау, и другие. Однако, когда их передали РПЦ, они просто устранились от этого, перестав финансировать восстановление. В Ушаково идеальная кирха XIV века была немцами отреставрирована, приведена в порядок. Зачем ее передали РПЦ? Общины в поселке Ушаково нет, кирха никому не нужна. Ну приезжает священник раз в месяц, приходят один-два человека.

Фото: PRUSSIA39.RU
shadow – Получается, основная проблема – в финансировании реставраций?

– Да, но не только. Например, попадается орденская кирха какого-нибудь XIV века, которой нет аналогов в России. Но нет в стране и специалистов по готическим памятникам. К нам приезжали специалисты, и я был потрясен, насколько они не знакомы с темой. Они хорошо знали православную церковь, но тут ведь все по-другому. Они приходят, удивляются тому, как сделаны окна, якобы церковь вымерзнет, – но у нас ведь в области не бывает таких морозов, как в остальной России. И это не единственный пример. Я не виню церковь. В РПЦ были бы рады все это восстановить, но речь идет о миллиардах рублей. Они думали, что поможет государство, потянутся туристы и церковь сможет получить хоть небольшой доход. Теперь же пройдет лет шесть, у них кирхи и замки отберут, но ничего не изменится.

– Как можно решить проблему разрушения кирх и замков?

– Я думаю, что никак. Ни у кого нет необходимого количества денег. Нужен грамотный проект, специальные материалы, например, кирпич, похожий на средневековый. Специалистов в стране тоже нет. Если искать их в Польше, то им надо платить. Перспектив нет. Все разрушится лет через пять. А потому нет разницы, кто владеет этими объектами культурного наследия. Раньше кирхи принадлежали общине, а не церкви. Община строила храм, дом для священника, искала деньги, спонсоров.

– Почему все разрушается так быстро?

– Буквально на днях обрушилась кирха Гросс Энгелау в несуществующем уже поселке Демьяновка. Были разговоры о том, что, поскольку она находится на полигоне, она могла пострадать от учений. А ведь аналогов у нее в России тоже нет. Просто варварское отношение. Кто виноват? Надо выяснять. И так к памятникам культурного наследия относятся по всей области. Где-то люди просто разбирают их на кирпичи, кидают там мусор. Никто не следит за этим, а потому я не вижу перспектив. Если ценители подобных памятников хотят их посетить, то нужно ехать сейчас, иначе вскоре не останется даже обломков.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 января 2015 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: