Главная / Газета 3 Июля 2014 г. 00:00 / Культура

Поживем – не увидим

Введение обязательных прокатных удостоверений грозит обернуться цензурой в кино

Евгения Тюлькина

С 1 июля вступили в силу изменения в Федеральный закон от 22 августа 1996 года № 126 «О государственной поддержке кинематографии РФ». Введена новая статья 5.1 – «Прокатное удостоверение на фильм». Согласно изменениям, показывать в кинозале (включая кинофестивали) ленты, которые содержат нецензурную брань, будет считаться преступлением. Прокатное удостоверение такой картине не выдадут. Не выдадут прокатное удостоверение вообще любому фильму, который по каким-либо причинам не понравится чиновникам, составляющим «худсовет». В связи с этим много проблем возникает у фестивалей, которые стартуют, например, в июле. Сейчас они фактически не имеют возможности составить репертуар для зрителей, потому что на фестивалях, как правило, проходят премьеры накануне завершенных фильмов.

Без ведома чиновников фильмы не попадут даже на фестивальные смотры.
Без ведома чиновников фильмы не попадут даже на фестивальные смотры.
shadow
Недочетов и недосказанностей в новоиспеченном законе масса. Руководство Гильдии неигрового кино и телевидения всерьез обеспокоено тем, что с 1 июля 2014 года деятельность различных институтов кино (производства, телеканалов, кинофестивалей, архивов) может остановиться, и потому направило министру культуры Владимиру Мединскому письмо с просьбой дать разъяснения по некоторым пунктам нового закона. Отметим, что на письмо, направленное в Минкульт 9 июня, вразумительного ответа не поступило. Пресс-служба министерства ограничилась пояснениями, которые в целом цитируют текст закона.

Так, на пункт в законе о том, что прокатное удостоверение не требуется для «показа на проводимом на территории РФ международном фестивале фильма, ввезенного из-за рубежа для данного показа» задан закономерный вопрос: «Каким критериям должен соответствовать фестиваль для отнесения его к категории международного? В настоящее время нам неизвестны нормативные документы, которые бы регламентировали какую-либо категоризацию фестивалей. Достаточно ли того факта, что фестиваль, проходящий на территории РФ, принимает заявки и показывает наряду с российскими зарубежные фильмы?» Авторы письма поясняют: «Факт применения к фестивалю статуса «международный» нужен, чтобы не получать прокатные удостоверения на иностранные фильмы, ввезенные для показа на этих фестивалях, так как это связано с большими финансовыми затратами. Так как свою деятельность большинство из фестивалей неигрового кино осуществляют на государственные субсидии Министерства культуры, региональных министерств культуры и ведомств либо на личные деньги организаторов, то такие затраты могут стать для них неподъемными».

Кроме того, в законе, который создан для того, чтобы контролировать прокат, и вовсе нет четкого определения «проката», а потому эксперты гильдии спрашивают: «Какие варианты использования фильма попадают под понятие «проката фильма и (или) показа фильма»? Является ли показом фильма его исполнение через интернет-каналы (сервисы youtube, vimeo, net-film.ru и т.п.), VOD (video on demand), единичные показы в киноклубах, предпремьерные и премьерные показы на различных площадках?»

Как пояснила корреспонденту «НИ» исполнительный директор Гильдии неигрового кино и телевидения Ольга Курина, «под этот закон попадают вообще все виды фильмов, даже если, например, учитель снял любительское видео о своих учениках и показал его в актовом зале. Ведь это уже считается публичным показом, значит, по закону фильму нужно прокатное удостоверение». Это абсурд, но если внимательно вчитываться в текст крайне плохо проработанного закона и следовать ему – это именно так.

Если же тексту закона не следовать и закрыть глаза на то, что, например, как отметил пресс-секретарь Музея кино Алексей Артамонов, «соответственно нашему законодательству под определение «кино» подпадает любое аудиовизуальное произведение с движущимся изображением (это значит, что любой видео-арт будет требовать получения прокатного удостоверения для публичной демонстрации)», то зачем вообще принимать такой закон?

Следующий вопрос, также оставшийся без ответа: «Необходимо ли получать прокатные удостоверения для показа фильмов в рамках защит студенческих работ в институтах (в данном случае также осуществляется публичная демонстрация фильмов), где осуществляется подготовка кадров для кино (режиссеров, операторов, звукорежиссеров и т.п.), и на подобных мероприятиях?»

«Новые Известия» тоже обратились в Минкульт с вопросом, какими могут быть исключения для демонстрации фильмов. Ответом стала лишь очередная цитата из закона: «Исключение составляет показ по эфирному, кабельному, спутниковому телевидению фильма, созданного для такого показа, и показа на проводимом на территории РФ международном фестивале фильма, ввезенного из-за рубежа для данного показа».

Очевидно, что нежелание Минкульта пояснять собственные законы говорит о том, что документ недостаточно продуман и не может быть прокомментирован на должном уровне, а значит, он не выдерживает критики и не может работать.

Известно, что выдачей прокатных удостоверений фильмам занимается специальное ведомство Министерства культуры.

На вопрос «НИ», кто входит в состав комиссии, выдающей прокатные удостоверения, в Министерстве культуры ответили: «Решение о выдаче принимается группой экспертов, в которую входят режиссеры, киноведы и психологи, работающие в отрасли кино».

Зимой, когда решалась прокатная судьба фильма Сергея Тарамаева и Любови Львовой «Зимний путь», продюсер Михаил Карасев на встрече со зрителями рассказывал, что выдача заветного удостоверения целиком и полностью зависит от конкретного человека, которому выпало решать этот вопрос. «Первый эксперт посмотрел фильм и призадумался, второй же посмотрел и никакой приписываемой нам пропаганды не увидел и без проблем выдал прокатное удостоверение», – рассказал Михаил Карасев. Александр Перельштейн, исполнительный продюсер фильма «Зимний путь», в беседе с корреспондентом «НИ» отметил: «Прокатные удостоверения выдаются проще простого. Если, конечно, кино не выходит за рамки мышления чиновников».

Получается, что пресловутые «рамки мышления» и чье-то желание выслужиться вполне могут стать преградой между фильмом и зрителем – впору говорить о возвращении советских худсоветов. Вспоминается история известного фильма Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»: лента была «помилована» лично Хрущевым и только потому не пролежала на полках долгие десятилетия – до падения «железного занавеса». Кажется, подобная судьба может ждать и фильм Андрея Звягинцева «Левиафан», получивший приз на Каннском кинофестивале: каждый второй вопрос пресс-службе Минкульта посвящен этой картине. Но если фильм Звягинцева, режиссера с мировым именем, может получить благородное покровительство, то кто заступится, например, за талантливую ленту дебютантки Наталии Мещаниновой «Комбинат «Надежда»?

Закон, принятый без лишнего шума на фоне другого запретительного закона – о мате, может стать серьезным препятствием в деятельности как крупных кинофестивалей, так и небольших специализированных киноплощадок типа Центра документального кино.

Текущую ситуацию в Центре документального кино комментирует его генеральный директор Софья Гудкова: «Получить прокатное удостоверение не так уж и сложно: нужно собрать некий пакет документов, заплатить госпошлину – всего 2 тысячи рублей – и через десять дней получить право на прокат фильма. Казалось бы, что мне мешает потратить немного времени и совсем немного денег на получение удостоверения для фильма? Мешает одна лишь справка, которую надо сдавать вместе с остальными документами: это справка для Министерства культуры о принятии одного экземпляра копии фильма на хранение в Российский государственный архив кинофотодокументов. Большинство фильмов, которые мы показываем, произведены на Западе, и, чтобы получить копию западного фильма для сдачи в архив, нам необходимо купить на него права. Сумма покупки колеблется от 20 до 100 тысяч долларов».

Как пояснила в разговоре с корреспондентом «НИ» пресс-секретарь ЦДК Надежда Назарбаева, «пока что мы будем показывать фильмы только с прокатным удостоверением, но мы уже обратились в Министерство культуры за помощью, написали письмо. Может быть, получим на него ответ».

Чиновники, какими бы компетентными они ни были, не вправе решать, какую картину мы будем смотреть, а какую нет.

На вопрос, зачем же властям понадобилось принятие закона, который жестко контролирует сферу киноискусства, «НИ» отвечает известный киновед и главный редактор аналитического журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей: «Цель закона, конечно, не в том, чтобы запретить пропаганду насилия или свержения государственного строя. Это и так запрещено нынешним законодательством. Цель в том, чтобы избирательно кого-то выпускать на экраны, а кого-то – нет, чтобы нанести удар по мировому кинематографу, при этом, я думаю, что никто не будет притеснять, к примеру, французские фильмы, но постараются попритеснять фильмы США. Они хотят контролировать и российских режиссеров: кому-то давать зеленый свет, кому-то не давать. Это очень удобно. Наверняка будет создана какая-нибудь секретная служба, которая будет заявлять: наши эксперты считают, что раз герой взял героиню за ручку, то это пропаганда и, значит, основание для запрета. И эксперты напишут пять страниц с цитатами из мирового киноведения. Так что цель одна – цензура. И нанесение ущерба иностранной кинопродукции».


Прокатные удостоверения на Украине появились три года назад
Три года назад украинский парламент упорядочил процедуру выдачи разрешения на распространение и демонстрацию фильмов, приняв изменения в закон «О кинематографии». Согласно ему прокатное удостоверение дает право распространять и демонстрировать на территории Украины все фильмы, произведенные как внутри страны, так и за ее пределами. По этому закону экспертная комиссия при Государственном агентстве по вопросам кино (Госкино) принимает решение о выдаче разрешительного удостоверения на новый фильм в течение 10 рабочих дней. Однако этот срок может быть продлен до 25 рабочих дней. В частности, если возникли сомнения насчет индексации фильма по возрастным группам.
Не могут получить прокатное удостоверение фильмы порнографического характера, а также пропагандирующие войну, насилие, жестокость, фашизм и неофашизм, наркоманию, алкоголизм и другие вредные привычки. Основанием для отказа комиссии может также стать заключение о том, что фильм содержит призывы к ликвидации независимости Украины, разжиганию межэтнической, расовой, религиозной вражды либо оскорбление нации, неуважение к национальным и религиозным святыням. В законе предусматривается платная основа выдачи удостоверений: за право демонстрировать ленты в кинотеатрах и на телевидении прокатчик должен заплатить сумму в размере трех не облагаемых налогом минимумов доходов граждан. Если фильм дублирован на украинский язык, эта сумма уменьшится на 50%.
В прошлом году была создана специальная комиссия при Минкультуры после ряда обращений крупнейших дистрибьюторов, которые жаловались на преднамеренные задержки при выдаче Госкино прокатных удостоверений. По сути, Госкино обвиняли в коррупции. Скандал разгорелся вокруг дочки российской компании «Саламандра» – «Саламандра Украина», которая открылась в 2012 году на территории государственного кинокопировального предприятия «Национальный центр Довженко» и занималась производством фильмокопий. Дело в том, что прокатные удостоверения на право демонстрации фильмов выдаются только при условии производства фильмокопий на территории Украины. Опасаясь пиратского распространения фильмов, мировые кинокомпании передают свои материалы дистрибьюторам за несколько дней до премьерного показа. Как уже упоминалось, срок выдачи прокатных удостоверений может быть продлен с 10 рабочих дней до 25 рабочих дней, если возникла необходимость просмотра фильма экспертной комиссией. Дистрибьюторы утверждали, что в случае, если копирование фильмов производилось не на оборудовании компании «Саламандра Украина», выдача прокатных удостоверений откладывалась на максимальный срок, что несколько раз приводило к срыву мировых премьер и миллионным убыткам дистрибьюторов и киностудий. Тогда же стало известно, что стоимость командировки на Каннский кинофестиваль главы Госкино Катерины Копыловой, ее мужа и небольшой делегации составила около 500 тыс. гривен. Этой суммы вполне хватило бы на запуск неработающего кинокопировального производства в «Национальном центре Довженко». В феврале нынешнего года увольнение скандально известной главы Госкино произошло в рамках «чистки рядов», инициированных новым министром культуры, диджеем Майдана Евгением Нищуком.
Яна СТАДИЛЬНАЯ, Киев

В Японии вместо идеологической цензуры есть цензура налоговая
Прокатных удостоверений в российском понимании этого термина в Японии, конечно, нет. Запрещать прокат фильма, тем паче из-за неприличных выражений, тут никому и в голову не придет. Однако есть другая грозная государственная бумага, которую, по крайней мере отчасти, можно считать некоторым аналогом российского прокатного удостоверения. Эта бумага – свидетельство того, что с проката фильма должен быть уплачен определенный процент в качестве налогов. Формально никто не обязует создателей картины ее подписывать. Однако фильм без ее наличия не рискнет показывать ни один кинотеатр: кому хочется иметь проблемы с налоговыми органами? Единственное исключение – это картины, демонстрируемые в рамках всевозможных кинофестивалей. Их налогами не облагают, и на них никаких бумаг получать не требуется.
Авторы же прочих картин должны быть готовы к интересу со стороны государственных структур, ответственных за выдачу налоговых свидетельств. Они будут весьма внимательно просматривать творение, предназначенное для выхода на большие экраны, естественно, не в надежде найти какую-нибудь крамолу типа слишком обнаженной натуры или вольного словца. На это тут никто не обращает внимания, благо такого понятия, как «возрастные категории», в японском кинематографе просто нет. «Компетентные органы» ищут иное – скрытую рекламу. Если ее обнаружат, налог придется платить побольше. Поэтому режиссеры стараются перестраховываться. Бывает, что на экраны выходят фильмы, где марки, скажем, автомобилей заштриховываются. Правда, отсутствие скрытой рекламы порой компенсируется обилием рекламы обычной. Фильм, даже демонстрируемый в кинотеатре, запросто могут прервать рекламным роликом, а то и не одним.
Юрий СИНАЛЕЕВ, Токио

Опубликовано в номере «НИ» от 3 июля 2014 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: