Главная / Газета 7 Марта 2014 г. 00:00 / Культура

«Наше телевидение умудряется испортить все, к чему прикасается»

Музыкант Сергей Никитин

Лариса КАНЕВСКАЯ

Восьмого марта у известного барда Сергея Никитина юбилей. В 1994 году в подарок на его 50-летие Булат Окуджава сочинил стихотворение, где есть строки: «Он физик, к стиху прикипевший, / Ученый, влюбленный в струну. / Как впору ему этот свитер! / Как точен аккомпанемент! / Он, прежде всего – композитор, / Но главное – интеллигент». Прошло двадцать лет. Сергей Яковлевич – давно уже признанный композитор, заслуженный деятель искусств РФ, и вряд ли найдется в России человек, не слышавший его песен. В интервью «Новым Известиям» Сергей НИКИТИН рассказал о том, почему он еще не вступил в Союз композиторов, для чего каждый месяц проводит концерт для детей и как на этот раз будет праздновать круглую дату.

Фото: AVT-DONETSK.RU
Фото: AVT-DONETSK.RU
shadow
– Сергей Яковлевич, Булат Окуджава написал вам замечательное посвящение. Наверное, это самый памятный подарок вам. А сегодня чьих поздравлений вы особенно ждете?

– От Булата Шалвовича это был действительно совершенно неожиданный и дорогой подарок. А еще мы гордимся Царскосельской художественной премией, учрежденной в Ленинграде, – мы с Татьяной получили эту премию в 1997 году. Среди ее учредителей – обожаемые нами люди: Александр Володин, Юрий Шевчук. В том же году премию получал Дмитрий Сергеевич Лихачев, так что мы оказались в очень достойной компании, и особенно дорого для нас прозвучала формулировка нашей премии: «За многолетнюю преданность русской поэзии». А вообще, я никогда ничего такого специального не жду. Мои близкие друзья, мои родные люди меня поздравят, и этого будет вполне достаточно.

– Большие юбилеи – дело утомительное?

– Знаете, я так жду 11 марта, когда все эти мероприятия останутся позади, потому что это огромная нагрузка, и так много забот! Мы с Татьяной решили отметить юбилей трудовыми подвигами: у нас будет пять больших концертов. В Высшей школе экономики, в Центре авторской песни, в городе Троицке у коллег-физиков. Восьмого марта будет главный концерт в театре Фоменко. Там вместо того, чтобы отдыхать и пьянствовать с друзьями, мы с Татьяной будем работать в любимом нами театре. Девятого марта будем справлять день рождения с коллегами по бардовской песне в «Гнезде глухаря». Десятого мне придется слетать на один день в Сочи для участия в концерте для паралимпийских спортсменов. Это мероприятие пройдет вместе с фондом «Мир искусства», которым руководит Влад Тетерин, я с ними дружу вот уже несколько лет. 11 марта в Центральном доме литераторов будет вечер, посвященный одному из самых любимых писателей – Фазилю Искандеру, и мы с Татьяной обязательно придем поздравить Фазиля Абдуловича с 85-летием.

– Знаменитый французский композитор и дирижер Поль Мориа назвал вас одним из лучших советских композиторов – к удивлению и неудовольствию профессионального Союза композиторов...

– Все было на самом деле не так пафосно. Просто на следующий день после нашей с ним встречи в Обществе дружбы СССР – Франция он был в Союзе композиторов и там обмолвился, что ему очень понравилось наше с Таней выступление, а еще отметил мелодию «Под музыку Вивальди», которую мы сочинили вместе с Владимиром Берковским. И это его высказывание вызвало некоторое неудовольствие у некоторых членов СК, вот и все.

– А вы, кстати, вступили с тех пор в Союз композиторов?

– По настоянию родственников я как-то поднял этот вопрос, и вроде там даже не против, но есть одно обстоятельство: у меня нет профессионального музыкального образования. Возможно, для меня сделают исключение, потому что написано довольно много музыки к фильмам и спектаклям и более четырехсот песен. Было время, когда мне туда очень хотелось, а сейчас это не актуально, но, наверное, нужно.

– Сергей Яковлевич, ваши мелодии любимы и узнаваемы сотнями тысяч людей, но хочется услышать, сочинением каких песен вы сами гордитесь?

– Трудно сразу вспомнить. Вот, пожалуй: «Когда мы были молодые», «Переведи меня через Майдан», «Брич-Мулла», «Диалог у новогодней елки», «Сон об уходящем поезде», «Резиновый ежик»…. А еще есть какие-то мои личные достижения, не очень известные широкой публике, но также любимые мной песни на стихи Давида Самойлова «За городом», на стихи Александра Блока «Ветер принес издалека», на стихи Арсения Тарковского «Отнятая у меня»…

– Авторская песня, классиком которой вы давно являетесь, была в свое время некоей формой протеста бюрократизму, удушливому застою, была глотком свежего воздуха, искренности. Что сегодня происходит с бардовской песней, исполняет ли она подобные функции?

– Функция выживания даже усилилась в нынешней обстановке тоталитарного, бюрократического капитализма, когда материальная сторона вышла на первый план, когда наше телевидение представляет собой лохотрон во всех отношениях – как в бытовом, так и в политическом. Сегодня адекватное существование авторской песни – камерные театральные залы, бард-кафе. И сегодня есть нелегкая задача: сохранить в себе Человека, и в этом серьезная авторская песня играет чрезвычайно важную роль, как, впрочем, и театр, и хорошая литература…

– Читать стали, к сожалению, меньше.

– Такой статистики нет, читают просто в другом формате – в Интернете. И песни там легче найти и послушать. Те, кто интересуется, сразу находят все, что нужно, – в Интернете. Кстати, юбилейный вечер «Неподведенные итоги», который состоится 8 марта в Мастерской Петра Фоменко, будет транслироваться в Сети, можно будет в онлайн-режиме посмотреть на сайте Cultu.ru.

– Мы с вами затронули тему телевидения. Приглашают ли вас сегодня принять участие в каких-нибудь телепрограммах, проектах?

– Все время сталкиваешься с тем, что все, что мы делаем, – не формат. Правда, сейчас на канале «Культура» будет съемка программы «Большая семья», и это – вполне наш формат: будут мои родные люди и друзья, Вениамин Смехов обещал прийти, Иосиф Райхельгауз, Юлий Ким и еще будут какие-то сюрпризы. Да, и в связи с юбилеем нас с Татьяной пригласили в «Вечерний Ургант» и просят исполнить весеннюю песню, которую мы с эстрады давно пропагандируем и которую написал наш незабвенный друг Валерий Миляев («Приходит время…»). Что касается более масштабных программ, например, посвященных Владимиру Высоцкому, то мне и участвовать в них не хочется, настолько наше телевидение умудряется испортить и опопсить все, к чему прикасается. От Высоцкого у них остается только внешняя оболочка, так же как это получилось в фильме «Высоцкий».

shadow – Сергей Яковлевич, существует ли какая-то статистика о количестве спектаклей и фильмов с вашей музыкой?

– Художественных фильмов немного, зато с какими режиссерами! С Владимиром Меньшовым – «Москва слезам не верит», с Петром Фоменко – «Почти смешная история» и «Поездки на старом автомобиле», с Олегом Ефремовым – «Старый Новый год». Эти фильмы оказались столь долгоиграющими, что их до сих пор повторяют по телевизору. Еще был фильм «Пчелка» с Евгением Стычкиным и Татьяной Догилевой.

– Спектаклей намного больше. Ваше сотрудничество с театром началось с того, что Петр Фоменко пригласил некоего физика-пятикурсника написать музыку для спектакля «Человек, похожий на самого себя». Какие театры за эти годы стали «вашими»?

– Следующая встреча с театром произошла, когда актриса Театра Ермоловой Евгения Уралова, которая тогда была женой Юрия Визбора, представила нас с Виктором Берковским своему театру. Мы сочинили музыку к спектаклю «Мэри Поппинс» по пьесе Бориса Заходера. В это же время – это был приблизительно 1981 год – Леонид Эйдлин пригласил нас с Виктором Берковским написать музыку к спектаклю «Коньки» в Центральном детском театре. Мы сочинили около десяти шлягеров на стихи Сергея Михалкова, получился такой пионерский мюзикл. В то время в академическом театре это было революционным событием. В том спектакле играли молоденькая Ирина Муравьева (жена Леонида Эйдлина) и Михаил Кисляров, ныне режиссер Музыкального театра имени Покровского. В 1987-м я окончательно расстался с физикой и пришел в «Табакерку».

– На улице Чаплыгина вы несколько лет были музыкальным руководителем…

– Да, заведующим музыкальной частью. И в этой должности сочинил музыку к семи спектаклям, в том числе к «Норд-Осту» с участием Марии Владимировны Мироновой (прошу не путать с мюзиклом). Потом были спектакли «Я хочу сниматься в кино», «Дневники королевы», а еще – «Двенадцатая ночь», которая так и не вышла в «Табакерке», и эту музыку Евгений Каменькович использовал уже в своем спектакле «Двенадцатая ночь», более двенадцати лет шедшем в театре Фоменко. Параллельно с «Табакеркой» я написал музыку к спектаклю Иосифа Райхельгауза «А чой-то ты во фраке?» в театре «Школа современной пьесы». Относительно недавно там же была написана музыка к спектаклю «Русское горе». Спектакль «Али-Баба и сорок разбойников» вот уже тридцать лет идет во многих театрах России, но особенно я дорожу тем, который играют в детском театре «Экспромт» у Людмилы Ивановой. У меня есть планы – сделать с Людмилой Ивановной что-то еще для детей. В театре Петра Наумовича сегодня идет спектакль «Рыжий», и мы с Татьяной гордимся тем, что стимулировали рождение этого спектакля из ничего, без всякой пьесы, гордимся, что нам удалось передать свое увлечение поэзией Бориса Рыжего молодым «фоменкам».

– Сергей Яковлевич, какой театр вам самому интересен как зрителю?

– Мне интересен театр, который преломляет сегодняшний день, и это может происходить как в современной пьесе, так и в классическом репертуаре. Театр должен быть всегда обращен к современнику. Если это талантливый спектакль, талантливый режиссер, то обязательно будут затрагиваться какие-то струны и будут откликаться в сегодняшнем зрителе, это – закон театра.

– Какие книги сегодня лежат на вашем столе?

– Постоянно присутствует Фазиль Искандер, он еще как откликается в сегодняшнем дне! И потом, его стиль, его мироощущение, его чувство юмора настолько меня радуют! Тут же – Юрий Коваль, которого можно читать бесконечно, его проза смыкается с поэзией. Из современников Улицкая мне интересна, Пелевина почитываю…

– Если можно, расскажите о своей работе с Евгением Евтушенко.

– Меня Евгений Александрович восхищает! То, как он сам может восхищаться другими поэтами, в том числе неизвестными, если он находит искру таланта. То, как совершенно бескорыстно делится своими открытиями, что и выразилось в создании его антологии. Он для нас открыл многих поэтов, например большого русского поэта Александра Петрова.

– Вот уже несколько лет вы устраиваете песенно-поэтические встречи во Дворце творчества детей и юношества на Воробьевых горах. Зачем вам – маститому барду и чрезвычайно занятому человеку – отдавать столько времени чужим детям?

– Это же одно из самых важных дел, которое есть у нас, взрослых, в этой жизни. Если мы их бросим, оставим без внимания, наедине с телевизором и компьютером, то это будет грозить бедой, катастрофой. Поэтому все сознательные взрослые должны тратить свое время, чтобы делать из детей ЧЕЛОВЕКОВ, начиная с грудного возраста. Поэтому существуют вот уже двадцать три года эти Никитинские встречи как некий семейный клуб. Здесь и песня, и классическая музыка, и джаз… Все, что не пошло и при этом ярко и способно держать внимание детей и взрослых.

– Отличаются ли сегодняшние дети от детей XX века? Как воспринимают современные дети старые песни докомпьютерной эры?

– Изменилась лишь техника, в руках у них айпэды, айфоны и т.п., а дети – они всегда дети, а далее что вложим, то и получим.

– Если бы у вас были государственные полномочия, как бы вы расставили приоритеты в культуре?

– Процитирую Юлия Кима, который в «Театральном прологе» написал: «Но дайте певцу и только певцу – считать, что он – пуп Земли!» Мне хотелось бы, чтобы люди понимали, что президент и правительство – это просто чиновники, нанятые народом, чтобы обслуживать. А главные – те, кто владеет душами, – писатели, композиторы, режиссеры, – вот кто определяет национальное лицо.


СПРАВКА «НИ»
Сергей НИКИТИН – российский композитор, автор-исполнитель. Родился 8 марта 1944 года в Москве, в семье военного. Окончил физический факультет МГУ, стал кандидатом физико-математических наук. С 1962 года пишет песни на стихи российских и зарубежных поэтов, таких, как Борис Пастернак, Геннадий Шпаликов, Евгений Евтушенко, Давид Самойлов, Борис Рыжий и др. Сергей Никитин был организатором и руководителем квартета и квинтета физиков МГУ, где пела Татьяна Садыкова, которая в 1968 году стала его женой. Несколько лет Сергей Яковлевич работал заведующим музыкальной частью московского театра «Табакерка» под руководством Олега Табакова. Сергей Никитин – заслуженный деятель искусств РФ, лауреат Царскосельской художественной премии.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 марта 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: