Главная / Газета 20 Февраля 2014 г. 00:00 / Культура

Жемчуг с медом

Вивальди, Гендель и Моцарт попали в авангард прогресса на концерте Юлии Лежневой

МАЙЯ КРЫЛОВА

Сопрано Юлия Лежнева выступила в Большом зале московской Консерватории. Этим концертом начался музыкальный фестиваль «Опера априори».

Молодая певица Юлия Лежнева обрела признание не только в России, но и за рубежом.
Молодая певица Юлия Лежнева обрела признание не только в России, но и за рубежом.
shadow
У 24-летней Лежневой удивительная биография: словно Золушка-подросток приехала на бал музыки – и очаровала всех, найдя при этом счастье сама. Она родилась на Сахалине в семье геофизиков, училась музыке в Москве, стажировалась на родине Россини, в итальянском городе Пезаро, еще раз обучалась вокалу в Великобритании и покорила публику по всей Европе. Стать барочной певицей Юлию побудил талант Чечилии Бартоли: ее пение Лежнева еще девочкой услышала на диске. Нам крупно повезло, что Юлия, уехав на Запад, родину не забывает: после победы на VI конкурсе молодых оперных певцов в 2007 году (Гран-при), после ошеломляющего успеха на крупнейших музыкальных площадках за границей она, можно сказать, востребована как никто другой. В юном возрасте спеть с легендарным оркестром «Музыканты Лувра». Получить первое место в классических чартах за сольный диск с ариями бельканто. Стать любимицей лучшей звукозаписывающей компании. Выступить на Зальцбургском фестивале с Пласидо Доминго. И получить ангажемент в Ковент-Гарден на постановку «Дон Жуана». Список говорит сам за себя, как и бесконечные восторги избалованной оперной критики.

Все дело в уникальном голосе Лежневой: красивейший тембр, подвижная легкость колоратур, голос то нежный и прозрачный, то густой и плотный, диапазон от «фа» малой октавы до «ми» третьей, изумительная фразировка и точнейшая техника. От ее сопрано (его называют «медовым», «серебристым», «ангельским», «жемчужным») душа тает и сердце трепещет. Сама Юлия, звезда маленького роста, шутливо говорит, что ее голос больше ее тела. Концерт под названием «От барокко до Моцарта» она спела без видимых усилий, хотя сложность старинных мелодий не поддается описанию. Лежнева практически не делала ставку на шлягеры. Она начала с редко исполняемой у нас бравурной арии из оперы Вивальди «Гризельда»: низвержение звуков было похоже на Ниагарский водопад. В изумительно красивом, лирически-нежном фрагменте оперы «Геркулес на Термодонте» певица предстала совсем другой: ее голос, наполненный солнцем и трелями, медленно лился и журчал, как ручеек по камешкам.

Когда Лежнева брала паузы, оркестр Musica Viva под управлением Александра Рудина с блеском исполнял Шестой Кончерто гроссо Генделя и 49-ю симфонию Гайдна. Потом были ее грустный речитатив и бодрая ария Роксаны из оперы Генделя «Александр», а под конец – трехчастный голосовой мотет Моцарта Exsultate, jubilate, с наполненной экстазом финальной «Аллилуйей». На бисах, когда певица спела отрывок из оперы Генделя «Ринальдо», голос Лежневой как будто стал еще лучше. Это был достойный итог концерта певицы, о которой в будущей истории музыки напишут: «одна из лучших вокалисток своего поколения». Голос «танцевал», выстраивая сложнейшую драматургию арии, переходя от героического воодушевления к неизбывной печали, от благоговения к ликованию. И неопровержимо доказывал, что нет ничего более авангардного, чем эти старомодные мотивы с обилием мелизмов, когда их исполняет певица с отчетливым ощущением личного счастья от исполнения.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 февраля 2014 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: