Главная / Газета 31 Января 2014 г. 00:00 / Культура

«В хоре я просто открывала рот, чтобы не портить песню»

Актриса Валерия Ланская

Елена МИЛИЕНКО

Звездная популярность пришла к Валерии Ланской во многом благодаря участию актрисы в популярных телевизионных проектах, в частности, в «Ледниковом периоде» и в шоу пародий «Повтори!». Стало ясно, что Валерия обладает не только красотой, но и многогранным талантом. Так что, когда на днях пародийный конкурс завершился, и Валерии не досталось призового места, многочисленная армия ее поклонников сочла это совершенно несправедливым решением. О том, обижается ли она на оценки жюри, почему боится забыть на сцене слова и за что полюбила читать Дюма, Валерия ЛАНСКАЯ рассказала «Новым Известиям».

Фото: С САЙТА АКТРИСЫ
Фото: С САЙТА АКТРИСЫ
shadow
– Валерия, зрители шоу «Повтори!» не могли не заметить, что, когда члены жюри занижали вам оценки, вы не только оставались невозмутимой, но и искренне радовались за победившего коллегу. Неужели явная несправедливость вас не обижает?

– Ну, бывает, что оценка кажется не совсем соизмерима по количеству каких-то вложенных усилий. Но в жюри сидят уважаемые и талантливые люди, и я не имею права их судить. Конечно, их мнение может быть субъективным и не совпадать с мнением зрителей или мнением моих коллег. Может быть, занизив мне оценку, они в этот момент хотели подбодрить моего соперника. Но я не обижаюсь и действительно радуюсь за своих коллег. Тем более и у меня были промахи, я многим недовольна в своей работе на проекте «Повтори!». Я еще тот самокритик. А потом: наша профессия вообще очень субъективна, и я к этому уже привыкла.

– Когда вы пародировали Тамару Гвердцители, чье исполнение повторить крайне сложно, зрительный зал, казалось, просто перестал дышать. Как вам удалось так прочувствовать текст?

– Этот номер был для меня, можно сказать, подарочный, потому что именно Тамару Гвердцители и именно эту песню я делала в институте на занятиях по «наблюдению». Правда, тогда это были только куплет и припев, а на проекте все совсем по-другому: костюм, парик и полный вариант песни. Это гораздо сложнее, но все равно для меня стало приятным сюрпризом задание пародировать Тамару Гвердцители.

– Как в вашем изящном теле рождается такой сильный голос?

– Я даже не знаю, потому что никогда специально не училась и не занималась вокалом с педагогами. В юном возрасте играла в детском музыкальном театре и пела в хоре, но индивидуальных занятий не было, потому что я хорошо танцевала, и мне поручали в основном балетные номера. А когда дали небольшую сольную партию и отправили на занятия с педагогом, она, прослушав меня, сказала: «Забудь про пение. Ты даже не во все ноты чисто попадаешь». После этого у меня возник такой комплекс, что я даже в хоре просто открывала рот, потому что боялась испортить стройное пение моих товарищей. И только спустя несколько лет начала самостоятельно заниматься вокалом: записывала себя на магнитофон, под пластинки и кассеты пела с Долиной и Пугачевой. Так что я самоучка, никогда не занималась индивидуально с педагогами. Я их боюсь.

– Лера, а где сейчас та женщина, которая сказала, что вам не надо заниматься вокалом?

– Я с ней пересекаюсь и по сей день. Но она не вспоминала тот случай. И даже поинтересовалась, где я научилась так хорошо петь (смеется)…

– Вы недавно отметили 27-й день рождения, а судя по фильмографии, участию в спектаклях и телевизионных проектах, создается впечатление, что вы уже лет сорок на сцене.

– Честно говоря, сама не могу понять, как все успеваю. Наверное, если есть желание, то всегда найдутся и силы, и возможности, и время. Думаю, во всем «виноваты» мои родители, которые развивали меня разносторонне и отдали и в школу фигурного катания, и в театральную студию, и в школу художественной гимнастики. Поэтому сколько себя помню, начиная с трех с половиной лет, когда впервые встала на коньки, у меня никогда не было свободного времени. Но я совершенно не жалею об этом и мне не кажется, что это было потерянное детство. Потому что у меня было очень много друзей, и со всеми я была в хороших отношениях. Понятно, что в связи с этим не было, наверное, каких-то самых близких подруг, с которыми ты постоянно общаешься. Но зато развилось умение приспосабливаться и находить себя в любом коллективе, легко налаживать контакт с разными людьми. Все это очень пригодилось и в профессии, и во взрослой жизни.

– И все это позволяет вам участвовать в самых различных проектах: танцевальных, вокальных, спортивных, я имею в виду «Ледниковый период». Кстати, на нем вы и в качестве члена жюри были очень лояльны.

– Это потому что я знаю, какой это труд. Моя мама, Елена Станиславовна Масленникова, ставит фигуристам танцы, и я знаю, через что ребятам надо пройти. И когда члены жюри начинают придираться к каким-то мелочам, мне становится так обидно за исполнителей. Ведь они стараются, выкладываются по полной, пашут по много часов в день. И они не виноваты, что не всегда хватает эмоций. Что не удается попасть в самое сердце каждого зрителя.

– Но вам-то, Лера, практически всегда удается «попасть в сердце», о чем свидетельствуют ваши многочисленные поклонники.

– Конечно, это очень приятно. Хотя у меня не завышенная самооценка, и меня всегда удивляет, когда на каких-то проектах известные актеры начинают разговаривать со мной так, как будто знают меня и видели мои работы. Мне это так странно. Такой маститый и талантливый человек знает обо мне, молодой актрисе, которая еще так мало сделала. Потому что лично я считаю, что у меня еще не было таких масштабных киноролей, за которые мне было бы совсем не стыдно. Про которые можно сказать: «Вот эта роль – моя визитная карточка». И поэтому мне очень льстит, когда люди узнают меня, это очень приятно.

– Ваш театральный дебют состоялся на сцене прославленного МХАТа. Кстати, помните свои ощущения от этого события?

– Нет, не помню. Я ведь была совсем маленькой. Но точно могу сказать, что никакого шока или восторга не испытала. Потому что мы до этого играли с детским театром не только на нашей камерной сцене, но и на разных других площадках: ездили на гастроли по российским городам, выходили на большие сцены, знали, что такое закулисье. Не было осознания большой ответственности, только радость от того, что ты в хорошем коллективе, с друзьями. И только со временем постепенно начинаешь понимать, что должен нести ответственность за то, что делаешь.

Фото: ИЗ АРХИВА АКТРИСЫ
shadow – То есть сейчас это чувство постоянно в вас присутствует?

– Сейчас я все больше и больше чувствую ответственность перед зрителем. Потому что меня уже знают и по-другому на меня смотрят: «Ну-ка, что там Ланская покажет, чем удивит?» Ответственность повышается с каждым разом, и каждый раз страшнее и страшнее. Представляете, у меня было несколько казусов на сцене, когда я забывала текст.

– Об этом поподробнее, пожалуйста.

– Это было на мюзикле «Монте-Кристо». Первый раз в жизни я забыла слова на сольной арии, когда не было рядом партнеров. Стою одна на авансцене и…белый лист. Вообще не знаю, что делать. Причем в этот момент кажется, что музыка длится так долго... Секунда, как несколько минут, и этот кусок все не кончается. Потом что-то вспомнила, но начинать с середины нельзя – люди сразу поймут, что я забыла текст. Начинаю обыгрывать это какими-то эмоциями: плачу, страдаю, заламываю руки.

– То есть «держу паузу по Станиславскому»?

– Ну, да. Причем это случилось где-то после двухсотого спектакля. Когда все уже на подкорке, ночью разбуди – все вспомню. И тут такое… Мне кажется, зрители даже не поняли, что произошло. Но у меня с тех пор развилась фобия, и я теперь все время повторяю текст. И даже во время спектакля обязательно проговариваю слова. Это не просто какой-то бзик, а такая нехорошая психологическая история, и я пытаюсь с этим бороться. Вот и сейчас перед прогоном спектакля специально заставляла себя ничего не повторять.

– Но сейчас не грех повторить весь текст, ведь вы два года не играли мюзикл «Монте-Кристо»…

– Вы знаете, когда нам сказали, что спектакль возвращается, у нас были какие-то безумные эмоции – и радостные, и странные. Волновались, надо ли будет все вспоминать, или оно само придет. Стали репетировать и поняли, что этих двух лет как будто и не было – все помним. Я очень рада, что спектакль возвращается, для меня это как встреча с очень близким человеком. Ведь с него началась моя жизнь в этом жанре. Раньше я играла в музыкальных спектаклях, но такой масштабный проект был первый. Красота безумная: и декорации, и костюмы, и музыка. Все очень здорово. И роль Мерседес мне особенно дорога.

– Героиня Дюма так близка вам по духу?

– Дело в том, что она интересна с точки зрения актерства. Сначала это молодая наивная девочка, верящая в большую любовь. Потом это уже мудрая женщина, прошедшая через многое и знающая, что такое боль потери, что такое предательство и жизнь без любви. И я играю ее очень разной и не только за счет костюма, грима и парика. Великая разница во внешнем облике, но и – главное – во внутреннем, в тембральном. Чтобы вначале передать светлую радость, любовь и наив, а затем глубокую боль. Сделать так, чтобы зрители пережили все это вместе с героиней.

– Лера, а в каком возрасте вы прочитали этот роман?

– Еще в школе, по программе. Но тогда это было чисто для того, чтобы сдать экзамен, в подробности не вникала. А когда мне предложили сыграть Мерседес, я уже читала прицельно, пересматривала все фильмы.

– Вы гастролировали с «Монте-Кристо» в Китае. Местная публика приняла вашу героиню, с сочувствием отнеслась к ее страданиям?

– Думаю, да. Хотя вначале мы не могли понять, нравимся ли зрителю. Понятно, что языка они не знают и текст переводили бегущей строкой. Но самое страшное, что зрители весь спектакль молчали. Мы играем, поем, переживаем на сцене сильные страсти, а они молчат. То есть стоит тишина гробовая. Мы в недоумении, не понимаем, что происходит. Но как только дело дошло до поклонов, зал буквально всколыхнулся. Зрители вскочили со своих мест, стали кричать «браво» и долго-долго нам аплодировали. То есть поняли и приняли наш спектакль. Вообще от той поездки остались очень приятные воспоминания. Мы прекрасно провели время: гуляли по старому городу, посещали исторические места, экспериментировали с местной кухней. Были постоянно вместе, одной командой, и это так здорово. Потому что у нас действительно потрясающая команда.

– После двухлетнего перерыва не пришлось заново притираться друг к другу?

– Нет, ничего подобного. Все уже настолько глубоко сидит, что и повторять не надо было ничего. Тем более, этой же командой создателей и артистов мы работаем над еще одним мюзиклом – «Графом Орловым», который тоже идет на сцене Театра оперетты. Главное на сцене – не накручивать себя. Чем больше думаешь о том, что что-то не получится, тем больше притягиваешь к себе неприятности. И в жизни то же самое. Чем больше ты чего-то боишься, тем хуже. И наоборот. Если ты чего-то очень хочешь – забудь об этом, и оно само придет.

– Можно поконкретнее: чего вы хотите и чего боитесь?

– Например, меня приглашают на кастинг, и предложенная роль мне понравилась. Но если я начну перечитывать сценарий, думать о том, как сыграю, какие будут костюмы – все… Меня не утверждают. У меня это абсолютно работает. Поэтому для меня главное – научиться это отпускать, то есть стараться не думать. Но, согласитесь, сложно не думать о том, чего очень хочешь. А боюсь чего? Это страхи личного характера. В основном, конечно, переживаю за семью, хочется, чтобы все были здоровы и счастливы. Это для меня самое главное.


СПРАВКА «НИ»
Валерия ЛАНСКАЯ родилась в 1987 году в Москве. В 2006 году окончила театральный институт имени Щукина. Студенткой была принята в труппу театра «Сатирикон», где сыграла Берендейку в спектакле «Страна любви». Сотрудничала с Театром Вахтангова (Шахризада в спектакле «Али-баба и сорок разбойников» и Клара в «Собаке на сене»), с Театром Алексея Рыбникова (Ассоль в «Алых парусах», Тереса и Звезда – в «Звезде и Смерти Хоакина Мурьеты», Кончита – в «Юноне и Авось»). Семь лет работала в труппе Театра Луны. Занята в нескольких спектаклях «Московской оперетты», в том числе в «Графе Орлове» (Елизавета) и «Монте-Кристо» (Мерседес). Известна кинозрителям по фильмам «Заяц над бездной», «Принцесса цирка», «Жаркий лед», «Жизнь, которой не было», «Тариф Новогодний», «Рябиновый вальс» и др. Участница таких телевизионных проектов, как «Ледниковый период-2», «Ледниковый период-лучшее», «Две звезды», «Повтори!».

Опубликовано в номере «НИ» от 31 января 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: