Главная / Москва / 30 Января 2014 г.

«Мы сегодня впервые попробуем выйти на эту сцену»

«Школа современной пьесы» переехала в новое здание на Тишинке

КАТЕРИНА СЕРЕБРЕННИКОВА

Для любого нормального человека переезд – источник бесконечной головной боли, но только не для артистов театра «Школа современной пьесы». Иосифу Райхельгаузу и его подопечным удалось, по сути, драму – переезд после пожара – «поставить» в форме веселых народных гуляний с музыкой, песнями, плясками и… коллективной разгрузкой декораций.

Иосиф Райхельгауз провел экскурсию по новому зданию театра.<br>Фото: АНАСТАСИЯ УСАТОВА
Иосиф Райхельгауз провел экскурсию по новому зданию театра.
Фото: АНАСТАСИЯ УСАТОВА
shadow
В Москве сильный мороз, на крыльце ДК имени Серафимовича, где вот-вот должен открыться «Театральный клуб на Тишинке», стоит колонка, из которой звучат советские песни – «Бумажный кораблик», «Я очень рад, ведь я наконец возвращаюсь домой», более известная как «Трололо», и так далее. Вокруг множество камер, все ждут машину «ГАЗ-51», на которой, как обещано, приедут артисты и привезут в новое здание часть реквизита. Но пока никого нет, мимо проезжают удивленные водители, некоторые пытаются припарковаться, но инспектор ДПС полосатым жезлом всех прогоняет. Актеры театра предлагают всем желающим белые строительные перчатки с надписью «Школа современной пьесы» и оранжевые каски, дети танцуют под музыку. Телеоператоры с камерами тем временем окончательно перекрыли улицу, и образовалась гудящая пробка. Все гости, гревшиеся в фойе, наконец вышли на улицу, ждут заветный «ГАЗ».

Напомним, пожар, случившийся в «Школе современной пьесы» 3 ноября из-за короткого замыкания, уничтожил чердак и крышу, нанес существенный ущерб интерьерам и сценическому оборудованию. Общая площадь пожара составила 500 кв. м.

И вот наконец-то «ГАЗ-51» выруливает из переулка и плавно подъезжает к ДК. Артисты, только что висевшие на подножке машины и распевавшие про «монтажников-высотников», начинают разгружаться настолько быстро и оперативно, что, кажется, будто это было тщательно отрепетировано. Из кузова вынимают кресло, деревянную собаку, манекен, и глобус… На перекрытой улице водители раздраженно гудят, не понимая важности происходящего. Артисты очень аккуратно выгружают портрет Райхельгауза, в это время из кабины выходит сам худрук, бывший за рулем авто. В процессе принимают участие все желающие: несут стулья, чемоданы – все смешалось под аккомпанемент гудящих машин. В конце концов, кто-то из артистов вынимает из кузова тяжелые напольные часы и вносит их, пытаясь не задеть дверной проем. Впрочем, с первого раза часы в дверь не проходят, приходится их перевернуть. В мегафон тем временем кричат: «Вход со своей сменкой, в театре только что вымыли пол!» Наконец вся процессия протискивается внутрь, где посредине фойе церемонно устанавливается вешалка, а вокруг нее и остальные декорации, сверху на все это пытаются положить стул, он падает, кладут глобус. Некто с мегафоном продолжает: «Просьба не прятать реквизит по карманам, берите свободно!»

Чуть позже в фойе художественный руководитель «Школы современной пьесы» Иосиф Райхельгауз рассказал «НИ», что еще недавно это здание ничем не напоминало театр. «Мы вошли сюда около двух месяцев назад, и здесь был, извините, убитый советский ДК, – сказал худрук. – Все наши цеха и службы под руководством главного художника Алексея Трегубова сделали эскизы, проект реконструкции и все, что вы сейчас видите. Работы закончились буквально несколько дней назад». Действительно, недавний ремонт чувствуется буквально во всем: в небольшом зале холодно и сильно пахнет краской, звонки пока не работают, в фойе стоит девушка и звонит в колокольчик. Рассаживающиеся зрители периодически роняют скрепленные по три стулья, еще не привинченные к полу.

«Мы сегодня впервые попробуем выйти на эту сцену, сыграть небольшие отрывки из наших старых и новых спектаклей, – сообщил Райхельгауз, – и очень надеемся, что Москва получит еще один театральный центр, тем более что он находится рядом с Тверской, и здесь почему-то нет театра, а он должен быть. И я надеюсь, когда мы вернемся на нашу Неглинную, когда там будет отстроена новая сцена, то это театральное пространство все равно не умрет и здесь будут играть молодые театры». Но переезд, по словам Райхельгауза, состоится еще не скоро: «Мы планируем возвращаться домой (в здание на Неглинной. – «НИ») не ранее чем через год-полтора».

Через некоторое время в зале торжественно зажгли знаменитую люстру – процессом руководила известная актриса Ирина Алферова. До последнего момента никто не знал, включатся ли все лампочки, потому что люстра приехала «прямиком с пожарища». «Мы все эти 25 лет там в театре на Трубной жили и играли под люстрой, под которой сидели, ели, разговаривали Чехов, Чайковский, Достоевский повторил там речь о Пушкине, и много-много еще чего там было, – поделился с присутствующими в зале Иосиф Райхельгауз. – И мы решили, что обязательно нужно эту люстру перевезти сюда. Правда, когда строители поднялись под потолок, оказалось, что люстру здесь повесить невозможно. И тем не менее все сделали, и вот она зажглась!»

Скоро уже 7 февраля, театр покажет первую премьеру на новом месте – «Последний ацтек» по пьесе Виктора Шендеровича. Репетиции следующего, детского спектакля «В поисках утраченного волшебства» уже идут полным ходом.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 января 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: