Главная / Газета 15 Января 2014 г. 00:00 / Культура

Обреченная любовь

В Мадриде поставили оперу Рихарда Вагнера «Тристан и Изольда»

НАТАЛЬЯ ТИМАШОВА, Мадрид

Королевский театр Испании начал новый год по определению «обреченным на успех» спектаклем – оперой Рихарда Вагнера «Тристан и Изольда» в постановке французского дирижера Марка Пиойе и американского театрального режиссера Питера Селларса. Невероятно красивая и грустная история любви выдержана Селларсом в мрачных, черных тонах и иллюстрирована эклектичным видеорядом от известного мастера видеоарта, художника Билла Виолы. Одну из главных партий в Мадриде исполняет россиянка Екатерина Губанова.

На огромном экране проецируется видеоряд, созданный художником Биллом Виолой. Партию Брангены (прислужницы Изольды) исполняет россиянка Екатерина Губанова, а партию Изольды – Виолета Урмана.<br>Фото: JAVIER DEL REAL
На огромном экране проецируется видеоряд, созданный художником Биллом Виолой. Партию Брангены (прислужницы Изольды) исполняет россиянка Екатерина Губанова, а партию Изольды – Виолета Урмана.
Фото: JAVIER DEL REAL
shadow
«Тристана и Изольду» в визуально-театральной интерпретации дуэта Питера Селларса и Билла Виолы испанцам представляют впервые, но россияне уже имели возможность посмотреть-послушать это музыкальное действо: в 2008 году его поставили на сцене Мариинского театра, за дирижерским пультом тогда стоял Валерий Гергиев. Правда, в Мариинке была концертная версия, а здесь – полноценный музыкальный спектакль. Изначально Питер Селларс планировал ставить вагнеровское творение на сцене Театра Реал в тандеме с Теодором Курентзисом, о чем объявлялось еще осенью, но в конце прошлого года, когда уже начались репетиции, стало известно, что худрук Пермского театра оперы и балета не будет участвовать в постановке и его заменит Марк Пиойе – француз, активно и плодотворно работающий в Германии. Он интерпретирует Вагнера не первый раз, успешной была его постановка тетралогии композитора «Кольцо Нибелунга» с режиссером Джоном Дью в Висбадене.

Спектакль Селларса-Виолы своими внешними атрибутами меньше всего похож на оперу: полное отсутствие декораций и ярких красок, черные задник и портьеры, черные же небольшие подиумы, на которых периодически возлегают и изнывают в любовных страданиях и душевных муках главные герои в черных же одеждах (черный цвет олицетворяет ночь, которая – спасение и отрада для влюбленных). Все это больше напоминает японский театр марионеток, где ничто лишнее не должно отвлекать от действия. Статично поведение певцов – их герои боятся приблизиться друг к другу, отдаться взаимной страсти и утонуть в ее водовороте, но их необъяснимо влечет друг к другу (на самом деле по сюжету – после выпитого ими любовного напитка). На огромном экране, на заднике, в течение всего спектакля проецируется видеоряд Билла Виолы – замедленная съемка придает спектаклю возвышенность, мистическую интонацию и торжественность. Картинка как будто гипнотизирует зрителя (при этом не отвлекая от происходящего на сцене, так как на экране все происходит очень-очень медленно), увлекая за собой.

Билл Виола – признанный мастер нового художественного жанра – видеоарта, проекты которого выставлялись в самых знаменитых музеях мира – центр МоМА и Музей Гугенхайма, Национальная галерея в Лондоне, на «Биеналле» в Венеции. В 2005 году в Пушкинском музее экспонировалась видеоинсталляция Виолы «Приветствие». Накануне первого спектакля «Тристана и Изольды» в Мадриде также открылась выставка работ художника – проект «Диалог». В своем фильме, иллюстрирующем «Тристана и Изольду», главными героями Билл Виола сделал огонь и воду, с их помощью он обнажает перед зрителем души персонажей, которых мастерски исполнили в фильме драматические и цирковые актеры – Джефф Миллс, Лиза Роден, Джон Хей и Сара Стибин. Сначала мужчина и женщина разделены на экране, но по мере развития событий на сцене и приближения кульминации и трагической развязки (после того, как выпит любовный напиток), они наконец воссоединяются и безоглядно бросаются в голубую бездну, поглощающую их. Это и есть любовь – настоящая, неподдельная.

В финале, когда оркестр и певцы работают на пределе своих возможностей, на экране возникают сначала гигантские языки пламени, буквально стена огня, а потом – сплошная, низвергающаяся сверху стена воды. Вода увлекает ввысь тело Тристана, так и не дождавшегося свою возлюбленную и умершего в муках от отравленной стрелы, а потом и бездыханную плоть Изольды, умершей от тоски на теле своего Тристана.

Опера «Тристан и Изольда» знаменита на весь мир не только своей проникновенно, щемяще-грустной историей настоящей любви, обрекающей героев с первого же дня их встречи на неизбежную смерть. Она знаменита еще своей беспрецедентной сложностью в музыкальном плане и в постановке: действия почти нет, сплошные «грезы, боль и смерть», режиссеру особо не разгуляться, главное – не поступки героев, а их внутренние переживания и то, что происходит у них в душе. Вагнер считал, что слово не способно выразить всю глубину и смысл внутренних переживаний, поэтому главную партию исполняет оркестр, а не вокалисты (человеческий голос композитор считал лишь одним из инструментов симфонического оркестра), внешнее действие сведено к минимуму, все акценты перенесены в психологическую сферу, в область чувств и переживаний персонажей.

Таков Рихард Вагнер, задающий дирижеру, музыкантам, певцам высоченную планку, запредельный уровень исполнительских возможностей. Композитор написал текст в 1857 году, партитура была готова в августе 1859-го, но премьера оперы состоялась только в 1865 году, в Национальном театре Мюнхена. Премьера откладывалась по той причине, что произведение было объявлено «неисполнимым». Так, Венская опера провела 77 репетиций и в итоге в 1863 году отказалась от постановки «Тристана и Изольды». Известно, что вскоре после этого тенор Алоиз Антер, который должен был исполнять партию Тристана, потерял голос и сошел с ума. В прямом смысле пал жертвой великого искусства. Специфика оперной музыки Вагнера требует от солистов обязательного наличия драматического актерского таланта и предельного напряжения голоса. Понятно, что при таких условиях способных и желающих нещадно эксплуатировать свои голосовые связки на пределе возможностей найдется немного.

В мадридской постановке Тристана исполняет американский тенор Роберт Дин Смит, дебютировавший на Байройтском фестивале (ежегодный фестиваль, где исполняются музыкальные драмы Рихарда Вагнера, основанный самим композитором) в 1997 году. В его репертуаре – партии в вагнеровских операх «Лоэнгрин», «Парсифаль», «Тангейзер». Его возлюбленную – прекрасную и преданную Изольду – исполняет литовское сопрано Виолета Урмана, у которой в России немало поклонников. Партию Брангены (прислужницы Изольды) поет россиянка, меццо-сопрано Екатерина Губанова. Ее Брангену музыкальные критики высоко оценили еще в 2005 году, когда Екатерина выступила в «Тристане и Изольде» на сцене Парижской национальной оперы. «Тристан и Изольда» – не единственная опера Рихарда Вагнера в репертуаре певицы, также она выступала в роли Фрики в операх «Золото Рейна» и «Валькирия» на сцене Берлинской оперы и театра «Ла Скала» в Милане.

На сцене Королевского театра Испании «Тристан и Изольда» будет идти до 8 февраля, а весной спектакль увидят в Опере Бастилии в Париже.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 января 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: