Главная / Газета 28 Декабря 2013 г. 00:00 / Культура

Шпион на курьих ножках

и другие приключения артистов на новогодних представлениях

Записала Елена МИЛИЕНКО
Лев ДУРОВ, актер театра на Малой Бронной:

– Когда я работал в Детском театре, мы играли по десять елок в день. Из детского сада – в клуб Горбунова, оттуда – в клуб Зуева, оттуда – в Кремль и опять в детский сад. Пахота была чудовищная, но по тем временам только этим можно было подзаработать. И вот в Детском театре артист Молодцов на елке играл Петуха. У него были такие красные ноги с большими желтыми когтями. В таком наряде ходить он не мог – передвигался по сцене прыжками. Однажды он понимает, что опаздывает на Кремлевскую елку. Не снимая петушиных ног, надевает длинное пальто и из Детского театра прыгает на улицу. Такси взять не может. И тогда он скачет напрямик через Красную площадь. Представлял он диковинную картину: здоровенный мужик в длиннополом пальто скачет, как козел, с петушиными ногами. Как только он поравнялся с Мавзолеем, его вдруг схватили и через Спасские ворота куда-то поволокли. Стали обвинять в шпионаже (ведь только шпионы пересекали границу на копытах), устроили дознание. Когда он объяснил, что бежит на елку в таком виде, ему, разумеется, не поверили, но все-таки решили позвать кого-то из артистов с Кремлевской елки для опознания «петуха». Пришел я, клялся-божился, что Молодцов никакой не шпион. Кажется, убедил. Отпуская его, генерал сказал: «Хорошо, я верю, что он не шпион. Но то, что он бежал в куриных ногах мимо усыпальницы вождя мирового пролетариата, это еще хуже, чем шпионаж!»

Юрий ГРИГОРЬЕВ, актер РАМТа:

– В сказке Маршака я играл третью волчицу. Там, прямо на авансцене, мы должны были съесть бедного козленка. И вот как раз перед этим моментом из первого ряда на сцену вспрыгнул маленький мальчик. Он подполз ко мне, сел рядом и в мое волчье ухо тихонечко пропищал: «Знаешь, я тоже кушать хочу!» Я совершенно растерялся. На глазах изумленного зала его мама ползти за сыном не отваживалась. И тут артист, игравший козленка, видимо, чтобы окончательно меня доконать, тоже тихо прошептал: «Ну что? Вы оба ужинать-то будете?». Вот такой был у меня приятный первоянварский спектакль.

Дмитрий КОЗНОВ, актер Малого театра:

– У нас в театре шел спектакль «Снежная королева». 31 декабря отыграл я, а на следующий день должен был играть напарник. Перед Новым годом мы с ним попрощались. Но утром первого января я решил его разыграть. Спрятавшись в гримерке, нарядился в костюм оленя, напялил рога, сделал грим, как у него. И вот настал момент перед выходом оленя. Мой напарник стоит в стойле у Маленькой Разбойницы, отделенный ширмой от зала, подает реплики, стучит копытами, очень искренне мычит. А я стою напротив, тоже невидимый для зала, и в точности повторяю его движения, как в зеркале. В какой-то момент он это замечает, и я вижу в его глазах жуткий страх! Человек с похмелья видит себя со стороны! Он так испугался, что я стал переживать за спектакль. Что он мне сказал после этого, я не могу вам повторить. Это были самые добрые, ласковые, древние, отборные слова, какие есть в русском языке…

А в 1970-х годах я работал в Театре армии. Там шел спектакль «Кортик и Бронзовая птица». Один очень известный теперь актер, уезжая на съемки, попросил меня сыграть в «Кортике» роль матроса Полевого. Сказал: «Тебя предупредят». А это сложная роль: драки, надо падать с лестницы, набор каскадов. И ужас весь в том, что меня забыли предупредить. Спектакль нужно было играть все каникулы, по три утренника в день. Репетиций никаких не было. Просто однажды поздним вечером, уходя со спектакля, я увидел, что стою первым номером. Ночь была, мягко сказать, беспокойная. Я пришел утром в 9 часов, чтобы отрепетировать драку. Никого не было. В 9.30 – никого. Актеры, с которыми я должен был репетировать драку, пришли чуть ли не перед началом спектакля... И вот, наконец, сцена драки: появляются бандиты. Я, сжав кулаки от гнева, стал бить их по-настоящему. Бегал туда-сюда по сцене и яростно бил. Эта сцена в зале вызвала овации! А бандиты даже не сопротивлялись, бегали от меня и шептали: «Митя, извини! Митя, извини!» Потом в антракте приехал режиссер, который-то и забыл меня предупредить. И вместо того, чтобы извиниться, сказал: «Текстик-то надо поближе…» И тут уже я погнался за ним!

Валерий ЯРЕМЕНКО, актер театра имени Моссовета:

– Я играл первого января в Моссовете дикого пса в киплинговской сказке «Кошка, которая гуляет сама по себе». Помню это ужасное состояние, когда дети кидались в нас конфетами. Это приятно, когда конфетами, но вот кто-то из рогатки попал мне в задницу, и тогда я сказал: «Если еще раз стрельнешь, покусаю!» Вообще, очень плохо играть первого января. Это только по молодости можно. У нас в театре Моссовета, слава богу, сейчас нет утренников первого числа. Актеры – они тоже люди, они должны отдыхать.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 декабря 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: