Главная / Газета 20 Декабря 2013 г. 00:00 / Культура

Время, назад

Российский институт культурологии объединяют с Институтом культурного и природного наследия

Евгения ТЮЛЬКИНА

В ближайшее время будет подписан указ о слиянии Российского института культурологии (РИК) и Российского института культурного и природного наследия имени Дмитрия Лихачева. На сайте РИК сообщается, что «осуществляемые в институте перемены носят открытый и позитивный характер». С другой стороны, сотрудники института неоднократно собирали подписи с просьбой прекратить сокращения штата и спасти институт.

В 1990-е годы Институт культурного наследия «отпочковался» от Института культурологии и стал самостоятельной организацией, которая ныне наряду с еще шестью институтами находится в ведении Министерства культуры РФ. На первый взгляд оптимизация и слияние этих институтов могут показаться вполне логичным решением. Но не все так однозначно: изучение вопросов наследия – это лишь одна часть деятельности всех институтов культурологии, а вопросы науки, изучения процессов в современной культуре, которыми занимался именно РИК, теперь попросту будут переведены в категорию личных интересов ученых.

Директор РИК Александр Окороков в интервью журналу «Вопросы культурологии» сказал, что деятельность института за последние годы нельзя назвать полноценно научной, а недавние работы сотрудников института оценил как «эссеистику и алхимию».

«Новые Известия» обратились за комментариями к известному киноведу Кириллу Разлогову, до мая 2013 года работавшему директором РИК. Наш собеседник, напротив, считает, что самые знаменитые современные труды в области культурологии сделаны именно в Российском институте культурологии.

Также Кирилл Эмильевич разъяснил корреспонденту «НИ» специфику работы научного заведения: «В Институте культурологии изучались и проблемы искусствоведения, и проблемы философии с позиции культурологии. Фактически была создана новая наука». По словам ученого, в стране сейчас существует много кафедр культурологии, которые теперь лишатся научного ориентира. «Но Министерство культуры это не интересует, это выходит за ширму их компетенции. Оно занимается вопросами музеев, наследия, но не наукой «культурология», – сетует экс-директор института.

Нынешняя администрация РИК считает грядущую реструктуризацию института непростым, но единственно верным путем развития, который «позволит сохранить научную школу». Однако не уточняется, за сохранение какой научной школы администрация борется: вопросов наследия или непосредственно проблем культурологии?

«Надо действовать с прицелом на перспективу, а не с прицелом на возвращение того, что было несколько десятков лет назад, – считает г-н Разлогов. – По существу, нынешний Институт культурного и природного наследия – это Институт культурологии до того момента, пока он не отделился от Института культурологии. С тем же набором секторов, с теми же функциями, которые обслуживают министерство, с тем же нежеланием публиковать книги и заниматься исследованиями. Остается лишь заниматься прикладными науками. То есть возвращается институт, в который я пришел 25 лет тому назад».

Опубликовано в номере «НИ» от 20 декабря 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: