Главная / Газета 12 Декабря 2013 г. 00:00 / Культура

Госпожа удача

Галина Волчек рассказала о партии в джин, в которой нет победителей

ОЛЬГА ЕГОШИНА

После долгого молчания накануне своего юбилея Галина Волчек показала премьеру спектакля «Игра в джин» Дональда Лее Кобурна. Пьесу Кобурна о двух обитателях американского дома престарелых художественный руководитель «Современника» впервые увидела больше тридцати лет назад на сцене бродвейского театра и отложила в копилку памяти за неимением в труппе подходящих по возрасту актеров. Сейчас «спектакль на двоих» с блеском сыграли премьеры театра – Лия Ахеджакова и Валентин Гафт.

Валентин Гафт и Лия Ахеджакова наделили героев чертами своего характера.<br>Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН
Валентин Гафт и Лия Ахеджакова наделили героев чертами своего характера.
Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН
shadow
Гликерия Николаевна Федотова вспоминала, как на следующий день после своего дебюта (прошел с успехом – цветы, аплодисменты) она пришла к своему учителю Михаилу Семеновичу Щепкину. Он вздохнул: «Ну что, думаешь, твоему мастерству аплодировали? Твоему свежему личику, твоему юному голоску. Если бы я, старик, сыграл так плохо, как ты вчера, – меня бы освистали!»

Театр – жестокое искусство. С каждым годом зрители все требовательнее к своим кумирам, все нетерпимее к своим любимцам. Каждый раз надо выходить и побеждать заново – мастерством и талантом, куражом и мудростью. Лия Ахеджакова и Валентин Гафт побеждать и убеждать умеют. Взяв старую бенефисную пьесу Дональда Лее Кобурна, Галина Волчек дала двум своим премьерам прекрасную основу для вышивки театральной гладью.

Два больных немолодых человека Фонсия Дорси и Веллер Мартин встречаются и знакомятся в доме престарелых (в минуту раздражения его можно обозвать «домом смерти», на бюрократическом волапюке – «семьей расширенного типа»). Ни к нему, ни к ней никто не приходит в дни посещений, и они коротают эти субботы за карточным столом. Он – старый ас игры в джин. Она – сказочный везунчик. И ее фарт раз за разом побеждает его опыт. От прихотливости фортуны («ну не нравишься ты мне!») впору сбеситься. И безобидная карточная игра все больше приобретает привкус поединка. Сначала психологического. Мирные беседы о прошлых занятиях и теперешних болезнях, о родителях, о бывших мужьях и женах, об образовании (Фонсия так и не закончила среднюю школу), о невнимательных детях сменяются подковырками и болезненными намеками. «Ваш сын вас ненавидит!» или «Может, вы просто плохой коммерсант и сами виноваты, что все потеряли!».

Хорошо сделанная пьеса позволяет актерам развернуть целый диапазон чувств и арсенал средств. Фарсовые эпизоды и всплески темперамента, минуты драматической скорби и интеллектуальный поединок. Словом, все триста штампов, которые каждый большой артист оттачивает за жизнь, тут есть где применить.

Лия Ахеджакова наделила свою героиню хрупкостью и юмором, несгибаемым характером и некоторой толикой раздражающего упрямства. Она кокетливо меняет наряды, принимает изысканно-задумчивые позы, прикрывает, когда смеется, рот рукой. Укладывает на сиденье кресла гору подушек и лихо вспрыгивает на свой трон. Хрупкая, маленькая (едва достигающая плеча своего партнера) Дорси вызывает желание немедленно защитить эту девочку-бабушку с громадным плюшевым мишкой в руках от окружающего страшного мира, да и от нее самой. От ее взбалмошности и непоседливости, от детской бескомпромиссности и старческого эгоизма.

Валентин Гафт подарил своему герою саркастический ум и силу духа, незаурядность крупной личности и раздражительность человека, которому слишком часто перечат. Высокий, худой, сильный старик самозабвенно кричит на партнершу, выплескивая все обиды на свою несложившуюся жизнь.

Галина Волчек поместила героев Кобурна в некое подобие заброшенной больницы, где сгружены кресла-каталки, кушетки, разномастные диваны, стулья и столы. Композитор Александр Бакши наполнил пространство шумами и шорохами, звуками грозы и грома, голосами и музыкой, как будто за стенами колышется беспокойный людской океан. Сценограф Павел Каплевич выбрал для стен дома престарелых полупрозрачные стеклянные плитки, кое-где уже надбитые. А художник по свету Дамир Исмагилов заставил эти стены мерцать и светиться то пурпурно-красным, то нежно-розовым, по стенам бегают хороводы теней и силуэты деревьев. К финалу окна распахнутся, откроются верхние люки, и вихрь принесет сотни игральных карт.

Люди играют с судьбой в азартные игры, радуются выигрышам, огорчаются проигрышам. Но рано или поздно провидение подводит итог, и вдруг выясняется, что никому не интересно, сколько очков ты набрал. А в зачет идет только то, как себя вел с партнерами по жизни – детьми и родственниками, соседями и компаньонами. И даже если ты успел поругаться со всеми и остаться совсем один перед лицом все ближе подступающей смерти, судьба все равно даст шанс разделить последний час с визави по карточному столу, чтобы остался кто-то, кто о тебе пожалеет…

Опубликовано в номере «НИ» от 12 декабря 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: