Главная / Газета 29 Ноября 2013 г. 00:00 / Культура

«Я избегаю пиарить себя нырянием, катанием на коньках или поднятием штанги»

Музыкант Валерий Сюткин

Елена ЧАЛЕНКО

В минувшую субботу в Москве в спорткомплексе «Олимпийский» прошел ХII международный музыкальный фестиваль «Авторадио» «Дискотека 80-х». В «винтажном» шоу приняли участие звезды, блиставшие на советской и зарубежной эстраде три десятилетия назад: Олег Газманов, Томас Андерс, группа «Мираж», Boney M и многие другие. Среди выступавших знаменитостей был и Валерий СЮТКИН – король советского рок-н-ролла, заслуженный артист России, экс-солист группы «Браво», автор песен «Семь тысяч над землей», «Московский бит». Музыкант дал интервью «НИ», в котором рассказал о том, почему, несмотря на дружбу с фигуристом Ильей Авербухом, больше не выходит на лед, поделился тем, как спел на одной сцене со Стингом, и объяснил, за что полюбил проект Дмитрия Быкова «Гражданин поэт».

Фото: RUSRADIO.RU
Фото: RUSRADIO.RU
shadow
– Валерий, когда-то в нашей стране рок-н-ролл считался протестным движением. А вам не кажется, что сегодня снова пришло время возродить эту традицию?

– Протестное движение – это рок. А я представляю классическое развлекательное направление – рок-н-ролл. Как у гражданина, у меня имеется гражданская позиция, а как музыкант, я должен развлекать людей. Поэтому я четко разграничиваю свою позицию: со сцены я развлекаю, а в частной жизни – хожу на выборы.

– Чувствуете ли вы, что в 80—90-е музыка была чем-то большим для молодого поколения, чем сейчас?

– Событийность была другая. Не так много было развлечений. И, конечно, они запомнились. В 1980-х, когда случились первые концерты западных рок-музыкантов, я видел, как взрослые дядьки, которым было за пятьдесят, просто плакали. Они плакали от осознания невозможности происходящего. Понимаете, в 1960-е годы скорее можно было на Луну полететь в составе полуправительственной делегации, чем организовать в СССР рок-концерт. И всплеск рока, рок-н-ролла в 1980-е был обусловлен именно тем, что это были абсолютно закрытые направления в течение нескольких десятилетий. В 1974-м я прорывался на концерт группы Blackout, двое суток ходил отмечаться, чтобы послушать гитариста Тадеуша Налепу из Польши, отца польского блюза. Можете представить себе, что бы я в те годы отдал ради того, чтобы услышать вживую Стинга, Джонса или Эрика Клэптона? Между тем в этом году мне довелось выступить на одной сцене со Стингом. А на прошлой неделе я пел вместе с Томом Джонсом. И, настоящая рок-легенда, Том обнял меня и сказал: «Спасибо, сынок!» Если бы тридцать лет назад кто-нибудь сказал мне, что я услышу эти слова от своего абсолютного кумира Джонса, я бы просто не смог в это поверить. Вот так, в двух словах, за 15 секунд я рассказал о рок-музыке и ее кумирах. Рок-музыка – это просто красивая лампочка. Но свет этой лампочки делал тебя необыкновенно сексуально привлекательным. Тогда, в 1980-х, это казалось таким важным – в те времена я еще ухаживал за девушками…

– Десять лет назад в одном из интервью вы сказали, что признаете себя пижоном, но собираетесь стать денди. Вы в этом преуспели?

– Ну, посмотрите на меня. Судя по всему, да, я им стал.

– Вы руководите эстрадным отделением МГГУ имени Шолохова, преподаете студентам. На занятиях вы строгий и серьезный преподаватель или все тот же раскованный стиляга?

– В институте я даю мастер-классы, и я несерьезный преподаватель. Знаете, в чем заключается главная задача женщины? Возбуждать и успокаивать. Так вот, когда я встречаюсь со студентами, моя главная задача – это гипертрофировать их достоинства и прятать недостатки. И делаю я это сразу в режиме реального мастер-класса. Например, ребята исполняют песню, и я сразу при студентах устраиваю «разбор полетов». Объясняю, как надо двигаться, комментирую звучание. Просто объясняю: это у вас хорошо, а вот это – плохо. Коллектив в институте, в основном, женский, и встречаются очень прилично подготовленные эрудированные студентки. Одна девушка участвовала в шоу «Голос», другая стала лауреаткой Юрмалы, около пятнадцати студенток и двое юношей у нас участвуют в театре Стаса Намина, то есть профессионально работают на большой сцене.

– А как вы сами относитесь к участию в телевизионных проектах?

– Очень дозирую свое участие. Сейчас меня затащить на ТВ гораздо сложнее, чем раньше. Каждое занятие должно быть в радость. И я избегаю пиарить себя путем ныряния, катания на коньках или поднятия штанги. Я уже понял, что не испытываю при этом ничего веселого. Будучи в дружеских отношениях с Ильей Авербухом, принял его предложение «поддержать один проектик». И сдержал обещание. А дальше зрителям, наверное, весело было смотреть, как я спотыкаюсь на коньках и падаю. После ледового шоу у меня все тело до сих пор болит. Ну, да ладно, не будем о грустном (смеется).

– Сейчас любой с легкостью может представить публике свое творчество, выложив, например, клип в Интернете. Это помогает состояться артисту?

– Это повышает конкуренцию и накладывает обязательства... А знаете, в чем главная сложность? Песня – это то, что ты хотел сказать. Петь научились многие, ремесло рвануло вперед – это можно видеть по многим проектам. Многие поют в караоке плюс еще немало ребят получают специальное образование. А вот что им петь? Где выпускники «Голоса», «Фабрик»? Их один-два остается, и то большинству из них песни пишут продюсеры. А музыкантов уровня Земфиры, Лагутенко – я имею в виду молодое, по сравнению со мной, поколение – за последние десять лет появилось крайне мало. То есть среди авторов в основном это ветераны 1990-х, а то и 1980-х годов. Очень мало людей, которые умеют сами писать песни.

Фото: RADIODACHA.RU
shadow – Вы написали много песен. Как думаете, какая из них повлияла на поколение?

– Это у поколения надо спросить. На мое благосостояние повлияло штук пять, но я здесь не главный фаворит.

– Что касается благосостояния... В прошлом году вы выступали на Масленице в Лондоне, на Трафальгарской площади. Хорошо ли платят англичане?

– Ну, это почти безвозмездно было, на уровне туризма. Лондон, как-никак. С удовольствием выступил там вместе с «Чайфом». Выходим на международный уровень!

– Вы поедете на Олимпиаду?

– Да, я посол Культурной Олимпиады «Сочи-2014», я обязан ехать. Буду болеть за нашу сборную.

– Ваша дочка Виола окончила школу, в которой преподает писатель Дмитрий Быков...

– Да, она в восторге от него. И он от нее в восторге. Я приходил летом на концерт Быкова с Михаилом Ефремовым «Гражданин поэт» в Юрмале. Дмитрий мне говорит: «А, папа Виолы, здравствуйте!» Остроумный человек.

– А что вы думаете о самом проекте «Гражданин поэт»?

– Это талантливо. Мне понравилось.

– Ваши песни часто поют под караоке. Как вы к этому относитесь?

– Замечательно! Но я стараюсь не петь в караоке, только если очень попросят. А если люди развлекаются, это здорово.

– Следующий год объявлен годом культуры. Как вы думаете, для чего это делается?

– Это полезно для того, чтобы обратили внимание – любое позитивное национальное движение без внимания к культуре не имеет никакого будущего. Все всегда начинается с поднятия духовности. Поэтому, если этому будет уделено повышенное внимание на государственном уровне, я это только приветствую.

– И какие у вас планы на следующий год? Очередной хит уже стоит в планах?

– Хит планировать нельзя. Хит – это то, что я хочу сказать. Я хочу сказать многое. Но поскольку я уже написал песен тридцать, которые стали известны, 31-я должна быть еще талантливее. Поэтому пока заряжаю батарейки, ищу, о чем хочу сказать и как.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 ноября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: