Главная / Газета 21 Ноября 2013 г. 00:00 / Культура

Нетворческий монтаж

Несмотря на конституционный запрет цензуры, в России могут принять очередной закон, позволяющий вырезать фрагменты из фильмов

КАТЕРИНА ИВАНОВА, ЕВГЕНИЯ ТЮЛЬКИНА

На этой неделе депутаты Госдумы рассматривают проект антиалкогольного закона, который может вступить в силу с 1 января 2014 года и будет действовать по аналогии с уже существующим антитабачным. В соответствии с законом, сцены, демонстрирующие употребление спиртного, будут попросту вырезаться. Фактически речь идет о новых проявлениях цензуры. Опрошенные «НИ» эксперты по авторским правам говорят и о другой связанной с этим проблеме – сплошь и рядом нарушаемом праве авторов фильмов (сценаристов, режиссеров и композиторов) на неприкосновенность своих произведений. В стране сложилась устойчивая практика, когда телеканалы, желая внести изменения в ту или иную картину, согласовывают свои действия лишь с киностудией, авторы же оказываются за бортом этого процесса.

Скоро кинокадры дружеских попоек останутся только в легендарных картинах.
Скоро кинокадры дружеских попоек останутся только в легендарных картинах.
shadow
Ранее Росалкогольрегулирование подготовило проект постановления о запрете торговли спиртным в Интернете, для чего продажу алкоголя в Сети предложили приравнять к пропаганде суицида и распространению наркотиков. Самый обсуждаемый закон этой недели, ставящий своей задачей борьбу с нелегальным алкоголем и выпивающими подростками, стал катализатором для законотворческой деятельности депутатов. Помимо предложения ввести госмонополию на продажу алкоголя, заметной стала и инициатива первого зампредседателя комитета Госдумы по охране здоровья Николая Герасименко. «Необходимо ужесточить законодательство по аналогии с антитабачным законом и убрать скрытую рекламу алкоголя из кино и с телевидения», – заявил Герасименко. По сути, это означает среди прочего и полное исключение из фильмов сцен распития спиртного. Правда, депутат согласен на поблажку: оставить подобные сцены, по его мнению, можно, когда они являются неотъемлемой частью сценария, «например, фильма о судьбе алкоголика».

Несмотря на то что эта идея еще не оформлена законодательно, ее рассматривают весьма серьезно, поскольку уже есть прецедент, а именно антитабачный закон, принятый в феврале этого года, которым введен запрет на демонстрацию «процесса потребления табака». Поэтому логично предположить, что если алкоголь все-таки будет запрещен к показу, то закон будет написан по аналогии с антитабачным.

В законе «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» запрет на показ сигарет и курения сформулирован так: «Не допускается демонстрация табачных изделий и процесса потребления табака во вновь созданных и предназначенных для взрослых аудиовизуальных произведениях

Когда дело касается цензуры, искусство может оперировать лишь одним понятием – «художественная оправданность», которое чрезвычайно обтекаемо и абстрактно и применяют его все, кому только не заблагорассудится. «Неотъемлемая часть – это оценочная категория, – сказала «НИ» Ирина Тулубьева, юрист, специалист по авторскому праву и смежным правам в России, – и на практике вопрос обычно решают так: если фильм уже изготовлен, как, например, «Ну, погоди!», то вырезать уже никто ничего не будет, а из нового – пожалуйста. Но вообще такие расплывчатые оценочные формулировки нехороши тем, что у каждого свое понимание, никакой юрист не скажет никогда, неотъемлемая это часть или нет. Так что проводят дорогостоящие экспертизы, мнения которых все равно расходятся, и решение может вынести только суд».

В начале ноября радиоведущая Ксения Ларина написала в Facebook, что, когда на телеканале TV 1000 Русское кино показывали фильмы «Шапито-шоу», «Самка» и «Стиляги», поклонники не досчитались в них нескольких ключевых сцен. Заметим, потерянные части повествовали о нудистах, гомосексуалистах, камасутре и тому подобном. Однако фильмы, пользуясь языком закона, являются «вновь созданными». Раздосадованы были все, включая и авторов картин, – в частности, Валерий Тодоровский. «Такого даже при совке не было. Это абсолютно наглое надругательство, нарушение всех этических и юридических норм», – написал режиссер «Стиляг».

Тем не менее, отвечая на вопрос «НИ» о том, почему же из фильмов были вырезаны сцены без согласования с режиссером, PR-директор компании «Виасат» – официального представителя шведской компании Viasat Broadcasting (MTG), – которой принадлежит и канал TV 1000 Русское кино, Алексей Бырдин ответил: «Медиахолдинг «Виасат» при осуществлении своей деятельности по производству и распространению фильмов, телепередач и иных телепродуктов строго соблюдает те требования, которые содержатся в названных правовых актах, и действует в рамках предоставленных ему прав».

Юрист Ирина Тулубьева рассказала «НИ», как это должно быть по закону: «У фильма есть правообладатель – киностудия, – который им распоряжается, и в первую очередь какое-либо согласие на использование картины необходимо получить от него. Но помимо этого у фильма есть авторы. В соответствии с нашим законодательством авторами фильма являются три лица: автор сценария, режиссер-постановщик и композитор. У авторов есть авторские права на этот фильм – моральные, неимущественные права, в том числе право на неприкосновенность фильма, то есть на защиту от всякого сокращения». Поэтому по закону телеканал, желая внести какие-либо изменения, должен получить разрешение и от киностудии, и от авторов фильма. «На практике канал при покупке фильма в типовых договорах согласовывает права на сокращение. Но договор заключается с киностудией, и авторов фильма, конечно же, никто не спрашивает и нарушает таким образом их личные имущественные права. Так что в случаях несанкционированного внесения изменений автор имеет право требовать возмещение морального вреда».

«НИ» поинтересовались у Григория Константинопольского, режиссера картины «Самка», потерявшей при показе на TV 1000 Русское кино несколько сцен, – спрашивали ли у него разрешения на это представители канала. «Нет, конечно, я не знал об этом, – сказал нам г-н Константинопольский, – а знал бы, наверно, связался бы с ними. Может, сделали бы тогда художественно, а не просто неумело порезали фильм». По словам режиссера, события развивались следующим образом: «Продает эту картину мой сопродюсер Сергей Сельянов и его кинокомпания «СТВ», у нас с ними такой договор. Они продали ее TV 1000, и в контракте есть пункт, что канал имеет право на переработку. Так что формально к ним нет никаких претензий. Но, заметив, что пропала сцена с моющейся под водопадом Вилковой, я звонил Сельянову, на эту тему с ним разговаривал, он тоже возмущен. «СТВ» сейчас пишет письмо TV 1000. Чтобы юридически к ним придраться, надо тратить годы и силы, так что письмо носит чисто рекомендательный характер, чтобы они особо не расслаблялись. Существуют же все-таки авторские права, и так резать фильмы на самом деле хамство. Люди думают, что, если они купили, они теперь могут перемонтировать весь фильм?»

Однако, по мнению Григория Константинопольского, виноват в этом даже не канал. «Но TV 1000 тоже можно понять, – говорит он. – Вступил в силу закон, который четко не сформулирован, при этом штрафы вполне конкретные. Они боятся этих штрафов, перестраховываются и режут все подряд». И сейчас в коридорах Госдумы разрабатывается еще один, на этот раз антиалкогольный законопроект, который может дать повод для очередных проявлений цензуры.


В южнокорейских кинофильмах не пьют и не курят
В Южной Корее, несмотря на то что почти все телестанции и телеканалы частные, государство строго контролирует то, что показывают по телевизору. Первые занятия, которые надо посещать студентам, обучающимся журналистике, – это уроки так называемой журналистской этики. Этика СМИ для корейцев – это много страниц всевозможных ограничений: что можно и что нельзя показывать по телевидению. Иностранцев, впервые приехавших в Южную Корею, удивляет то, что в теленовостях часто скрывают лица людей, даже случайных прохожих. Нет ни названий улиц, ни лиц, ни зданий. И эти ограничения касаются не только новостей. В 1970-е и 1980-е годы, время быстрого экономического развития и «американизации» Кореи, алкоголь лился рекой, а сигарета была непременным атрибутом корейца. Естественно, это отражалось в фильмах того времени, где герои почти непрерывно пьют или курят. Теперь же, когда показывают старые фильмы, бокалы с вином или соджу (корейской рисовой водкой), сигареты и даже дымок от сигарет непременно закрыты маленькими кружками или заретушированы. Некоторые темы, например мужского насилия, также теперь на экранах не приветствуются. Зато на телевидении стало намного больше эротики, особенно ночью и по кабельным каналам. Показываемые сцены были бы немыслимы на телевидении, скажем, Тайваня или Филиппин. Впрочем, по западным меркам эти фильмы, тоже вдоволь заретушированные, кажутся невинными. А вот когда речь заходит о Северной Корее, ретушью дело не обходится. За исключением новостных программ с их традиционно негативными сюжетами про северокорейскую ядерную программу или «голод» на Севере все остальные сюжеты телепрограмм, художественных или документальных фильмов о КНДР жестко регламентируются, даже когда речь идет о культуре и спорте.
Александр КРУГЛОВ, Сеул

В Швеции цензуры больше нет
C 1 января 2011 года приказала долго жить старейшая в мире государственная организация, занимающая цензурированием фильмов, – Государственное бюро по кинематографии. Оно было учреждено в 1911 году и отправило на полку или покромсало десятки картин, от которых следовало оградить жителей Швеции по политическим или нравственным соображениям. Самый знаменитый «подвиг» этой конторы – запрет на показ в стране в конце 1920-х годов гениальной ленты Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин», которая была оценена как «большевистская пропаганда, подрывающая стабильность в обществе». Последний раз шведская цензура прошлась ножницами в 1996 году по американскому «Казино», откуда были удалены все сцены «сверхнасилия». «Цензурирование кинопродукции в век Интернета – вещь бессмысленная», – прокомментировал решение властей об отмене контроля политолог Бьорн Харстрем из Стокгольмского университета. Впрочем, цензура в какой-то степени осталась – вместо Государственного бюро по кинематографии появилась организация, защищающая детей и подростков от вредного влияния «голубого экрана». Все фильмы, которые показываются в Швеции, проходят проверку этим учреждением, которое делит их на четыре категории: «разрешено для детей всех возрастов», «разрешено с семи лет», «разрешено с 11 лет» и «разрешено с 15 лет». Если владельцы прав на кинопроизведение не отправили его на проверку, фильму автоматически присваивается категория «разрешено с 15 лет».
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

В Израиле дозволено все, что не запрещено законом
В январе 2012 года Кнессет (парламент Израиля) большинством голосов утвердил законопроект, запрещающий рекламу алкоголя. Согласно новому закону, в рекламе спиртных напитков запрещено использовать образы знаменитостей или персонажей, несомненно, служащих «примерами для подражания». Уже в этом году Министерская комиссия по законодательству запретила рекламу табачных изделий в прессе и на телевидении. При этом запреты ни в коей мере не сказались на кино и телевидении. Никому и в голову не пришло вырезать из фильмов сцены с курящими и пьющими актерами. Вообще, театр и кинематограф в Израиле – это не те учреждения, которые может затронуть цензура. Имеются, конечно, некие неписаные правила, коим следуют люди искусства. Главное (и по существу единственное) из них: нельзя разжигать межнациональную, межрасовую и межрелигиозную рознь. Это и несовместимо с представлениями о приличиях в современном обществе, и недопустимо в Израиле с его сложными отношениями с соседями и пестрым составом населения. Да и бытующие в обществе традиционные представления не вяжутся с такого рода экспериментами. Как писал известный израильский правовед судья Хаим Коэн, в еврейском праве, как и в других правовых системах, действует принцип: все, что не запрещено законом, – дозволено.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

Опубликовано в номере «НИ» от 21 ноября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: