Главная / Газета 14 Ноября 2013 г. 00:00 / Культура

Счастливые нелепости

Знаменитый фотограф заглянул в Москву через Шотландию

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Меньше недели продлится в Мультимедиа Арт Музее выставка Эллиотта Эрвитта, считающегося, если верить многочисленным рейтингам, самым авторитетным фотографом из ныне живущих. Поводом для гастролей стал проект «Великое шотландское приключение». Серия снимков, созданная в заповедных местах Шотландии в типично эрвиттовской манере. Именно здесь становится понятным, что значит мастерство и как можно оставаться классиком во время крушения всяческих норм и правил.

Эллиотт Эрвитт. «12 августа, празднование открытия сезона охоты на куропаток».<br>Фото: С САЙТА МУЗЕЯ
Эллиотт Эрвитт. «12 августа, празднование открытия сезона охоты на куропаток».
Фото: С САЙТА МУЗЕЯ
shadow
Выходец из семьи русских эмигрантов Эллиотт Эрвитт сделал себе имя на репортажной съемке для американских журналов, где помимо парадоксальных сюжетов и продуманных композиций проявлял чудеса балансировки на тонкой грани иронии и сарказма. Его прославили нестандартные ракурсы знаменитостей – будь то Жаклин Кеннеди на похоронах супруга или Мэрилин Монро на площадке «Неприкаянных». Фотографии Эрвитта узнаются на раз за счет эдакого «марк-твеновского» взгляда на человека и общество: на милые нелепости, сопровождающие великие деяния.

Вот и сейчас самостийная и легендарная Шотландия в исполнении мэтра обретает особый налет милого старческого маразма. Натура очень подходит стилю Эрвитта: здесь чтят аристократические устои в поместьях с целыми стадами охотничьих собак, на свадьбах чинно рассаживаются для торжественных заседаний (все смахивает на собрание нашего райкома), гуляния заканчиваются созерцанием закатов, а овцы на обветренных валунах встречаются намного чаще, чем люди или машины.

И вот во всем этом чинном месиве традиций и провинциальной затхлости фотограф вдруг находит такие черты, которые озаряют каждый кадр подобно вспышке молнии. То вдруг на мостках реликтового озера Лох-Ломонд появится невесть откуда взявшаяся горилла (видимо завезли с какой-то ярмарки), то внезапно из багажника заштатного джипа высунутся головы десятка терьеров, то чинные посиделки у «пляжного домика» в Хоулмане, берущие начало еще в 1805 году, превратятся в алкоголическую вечеринку на пластиковых стульях. Кстати, что касается алкоголя: искренним сочувствием проникаешься к «мастеру купажа» Кирстин Кемпбелл, когда видишь перед ней несметные полчища бутылок с виски. Про бесконечные пабы и их обитателей и говорить не приходится – они до сих пор живут в позапрошлом веке.

Именно это парадоксальное совмещение вечности (Эрвитт принципиально снимает на черно-белую пленку и каждая его работа подобна живописи в технике гризайли) и мимолетности создает то классическое равновесие, которое отличает великие работы. И даже если эта серия для мастера проходная и сделана на заказ, она потрясает молодым напором, которого вообще не ждешь от 80-летнего профессионала. К слову сказать, тоже вполне в духе авантюрной молодости Эллиотт Эрвитт прямо на вернисаже дал немедленное согласие на свою выставку в Москве. Вряд ли она нужна уже все доказавшему таланту, но нам в качестве ориентира подойдет очень вовремя.

Опубликовано в номере «НИ» от 14 ноября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: