Главная / Газета 30 Октября 2013 г. 00:00 / Культура

Приглашение к самоидентификации

В Северной столице разыграли пьесу московского драматурга

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

«Приют комедианта» представил сценическую версию пьесы идеолога современной драмы Михаила Угарова «Маскарад Маскарад» в постановке молодого режиссера Семена Александровского. Ни произведение, ни спектакль не претендуют на истину в последней инстанции и не предоставляют готовых решений. И на ознакомление «непосвященных» с хрестоматийным текстом Лермонтова тоже не претендуют. Все проще и сложнее одновременно.

Герои постановки доносят до зрителя главное – текст.<br>Фото: ДАРЬЯ ПИЧУГИНА
Герои постановки доносят до зрителя главное – текст.
Фото: ДАРЬЯ ПИЧУГИНА
shadow
Казалось бы, с одной стороны, в программке присутствует уточнение «по мотивам драмы М. Ю. Лермонтова», с другой – драматург прямолинеен и практически публицистичен в своих программных заявлениях. Браслет – потерян, невинная жертва – умрет, но Лермонтова, даже «образца XXI столетия», – не получится. И нового «манифеста» – не будет, по крайней мере общего для всех. Арбенин же (Максим Фомин), Нина (Диана Зябкина), князь Звездич (Максим Толстиков), баронесса Штраль (Алена Бондарчук) практически полностью обретут черты играющих их актеров, взаимодействию друг с другом (или со зрителем) предпочитающих взаимодействие с текстом.

Знакомство с угаровской пьесой рождает стойкое ощущение, что режиссеру не стоит «путаться под ногами» (интеллектуальной перенасыщенности придется впору сценический минимализм) и расшифровывать смыслы. Они и так расшифрованы. И, принимая правила игры, Александровский не нагружает актеров дополнительными задачами, а действие – усложненными мизансценами. Стулья, микрофоны, музыкальный фон, зеркальный шар, мел и выступающий главным двигателем сюжета – его величество Текст. Обдумывать все и сразу, сидя в зале, не представляется возможным: слишком «густо» звучат слова и предложения, слишком мало из них необязательных или случайных.

Отсутствие контакта с публикой – не упущение, а сознательный ход. Актеры разыгрывают сугубо личное видение ситуации, в которой оказываются их герои. И сколько в них от персонажей – лермонтовских ли, угаровских ли – совершенно не важно. Как и зрительская трактовка существования (поведения) этих самых актеров (действующих лиц?). Драматург и режиссер вообще не предлагают трактовать происходящее. Выводя на сценическую площадку «возведенную в степень» интерпретацию – событий, фабулы, реакций, – они рекомендуют и зрителю отрешиться от конкретики и считывать в транслируемом «нечто» сугубо свое. И это свое и отрефлектировать.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 октября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: