Главная / Газета 1 Октября 2013 г. 00:00 / Культура

Стихи, разбивающие стекла

Немецкие концептуалисты представили свой взгляд на Хармса

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

В Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Друзья абсурда. Даниил Хармс в произведениях современных немецких художников». Все экспонируемые работы выполнены специально для данного выставочного проекта и явились для их создателей выражением сопричастности не только к обэриуту (ОБЭРИУ – Объединение Реального Искусства) Хармсу, но и к русской литературе в целом. Вынесенные в эпиграф слова поэта: «Стихи надо писать так, что если бросить стихотворение в окно, то стекло разобьется», – не просто красивая фраза, а личный творческий манифест каждого из десяти участников экспозиции.

Мерц Фолькер. «Мистер Хармс курит трубку».<br>Фото: С САЙТА МУЗЕЯ
Мерц Фолькер. «Мистер Хармс курит трубку».
Фото: С САЙТА МУЗЕЯ
shadow
Точно так же, как и в 1920–1930-е годы, когда творил Хармс, сегодня (завтра, всегда), чтобы тебя услышали, недостаточно просто издать звук или нанести мазок на холст – нужно зазвучать. Художественное высказывание должно «пробивать» не только стекла, но и прочие «китайские стены», за которыми традиционно прячется отгородившийся от мира зритель и слушатель. И вот уже немецкие художники то ли приглашают, то ли заманивают в некую игру с неизвестными (или формирующимися по ходу) правилами и представляют не столько собственное творчество, сколько возможность избавиться от каких бы то ни было рамок. Их цель не иллюстрирование произведений Хармса, не переосмысление или интерпретация его строк, а та запредельная свобода, что сохранил русский поэт и писатель в несвободные времена.

«Хармс видел кривое небо, – говорит куратор и дизайнер выставки Ульрике Дамм. – И жил под ним. Жить было темно. Темнее, чем под ровным небом… Силой слова Хармс позволяет и нам увидеть кривое небо, кривую голову, кривые образы. Тогда все расползается по швам и наступает новый порядок». Этот вновь «явившийся» и в высшей мере абсурдный регламент участники проекта воссоздали на своих картинах. Но вовсе не для того, чтобы «зафиксировать», «покрыв лаком», и сдать в архив…

Выставочное пространство разделено на две неравные части. Слева много «воздуха», света, места и расчерченная на пронумерованные ячейки стена. Пустые «окошечки» чередуются с проемами, заполненными графикой, коллажами, фотографиями, при ближайшем рассмотрении оказывающимися не оригиналами, а копиями работ. «Тайное знание» скрыто в правом секторе, напоминающем узкий, скупо освещенный коридор. Невнимательный посетитель легко оказывается «в ловушке» и воспринимает напичканные копиями ячейки как полную экспозицию. И рискует так и не узреть спрятанные за «ложной стеной» яркость красок и подлинность линий. Получается, «имеющий глаза – да увидит», увидев же, непременно прочтет, например, «Письма из будущего Даниилу Хармсу», выполненные в форме открыток, изображающих сцены из русской тюремной жизни, уроженкой Хеннингсдорфа Уте Вайс Ледер. «Открыток», уже и не вполне «хармсовских», навеянных, скорее, Достоевским или мрачными казематами Петропавловской крепости. И таящими в себе какую-то непонятно где подсмотренную и пронзительную («для внутреннего пользования») правду. Вот только ни единой (для всех) правды, ни единого смысла в мире не существует, и именно эта мысль становится определяющей и доминирующей. По крайней мере в пределах выставочного зала.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 октября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: