Главная / Газета 18 Сентября 2013 г. 00:00 / Культура

Сочетая реальность и утопию

В Мультимедиа Арт Музее сравнили Илью и Эмилию Кабаковых с известным авангардистом Лисицким

ЛЮБОВЬ ПУХОВА

Проведение перекрестного Года России – Голландии дает возможность познакомить российского зрителя с уникальными проектами. В прошлом номере «НИ» рассказывали об открытии выставки Пита Мондриана – его работы привезли из Муниципального музея Гааги. Для экспозиции «Утопия и реальность? Эль Лисицкий, Илья и Эмилия Кабаковы» часть своей коллекции во временное пользование столице предоставил музей Ван Аббе. Его директор Чарльз Эше лично приехал в Москву, чтобы курировать этот проект.

Фото Юрия Роста из серии «Две прогулки с Кабаковым».<br>Фото: С САЙТА МУЗЕЯ
Фото Юрия Роста из серии «Две прогулки с Кабаковым».
Фото: С САЙТА МУЗЕЯ
shadow
Сосуществование трех (фактически – двух) художников в пространстве одной галереи – это сосуществование двух эпох изобразительного искусства. Эль Лисицкий, по словам Ильи Кабакова, – абсолютная классика русского авангарда. Самих же себя продолжателями этого направления супруги Кабаковы не чувствовали, когда им поступило предложение сделать совместную выставку. Начало и конец XX века, утопия и реальность, проуны и «коммунальная квартира» – результат этого сочетания представлен на этажах Мультимедиа Арт Музея.

Чередование выставочных залов обусловлено сменой эмоции и мысли. Из пространства, где «Быт победил», мы перемещаемся в «Победу над бытом». Кастрюли Ольги Викторовны и Ивана Прохоровича, забытый ковшик и расписание поведения членов семьи Мокушанских сменяются строгими проунами Лисицкого. Серия «Из жизни мух» оптимистично сопоставляется с фотографиями советских павильонов на выставках в Дрездене и Кельне. Илья Кабаков дал зрителям возможность на своей шкуре почувствовать, что значит «прогнуться» под бытом. Инсталляция «16 веревок» представляет собой не что иное, как 16 веревок, натянутых от одной стены комнаты до другой на высоте чуть ниже человеческого роста. Мелкие предметы, вроде гаек, ручек и даже пробок от шампанского, снабжены короткой бытовой фразой вроде «Алеш, ты что, с ума сошел?» и привязаны к этим веревкам. Пересекая комнату, человек нагибается, чтобы эта мелочевка не запуталась в волосах, не поцарапала лоб.

Но так ли на самом деле далеки Кабаковы от Лисицкого? Лежит ли в основе экспозиции противопоставление? Инсталляция «Человек, улетевший в космос» из своей квартиры, – совершенная утопия, а макет спортивного зала, где будущие строители коммунизма должны были воспитывать свой дух и тренировать тело, – это в прошлом наша социалистическая реальность. Куратор выставки Чарльз Эше подчеркнул в разговоре с «НИ» невозможность однозначного разделения утопии и реальности: «Кабаков сфокусирован на том, что существует, его искусство прагматично и имеет дело с повседневностью, с бытом. Эль Лисицкий пытается игнорировать это, застилая быт блеском улыбающихся лиц. Мне кажется, в нашей жизни эти две стороны существуют одновременно: рутина и желание человека выйти за рамки, найти иные возможности. Если обе стороны не будут присутствовать, мы не сможем двигаться».

shadow Реальность Кабакова ближе современному зрителю только потому, что для многих и сейчас праздник ассоциируется с конфетами (серия «Праздник» представляет собой различные по тематике картины, равномерно украшенные клочками бумаги, похожими на фантики). «Упавшее небо» Кабакова открыто перекликается с премьерой «Горячее сердце» в Современнике – мизансцена падающего неба до боли напоминает картину. Илья и Эмилия Кабаковы в контексте сегодняшнего дня говорят больше о результатах утопии, которую представил Лисицкий. Однако и авангардист выглядит актуальным, он – неотъемлемая часть этого результата, потому что представлял именно первопричину. Он составляет политический подтекст выставки, избежать которого, по словам куратора, было невозможно: «Наше представление о мире, об обществе – всегда политическое. Вопросы сосуществования людей – политические. И попытка посмотреть сразу на обе стороны Луны, темную и светлую, – это попытка, безусловно, политическая».

Во всю эту рефлективную, сложную историю необходимо было добавить каплю человечности. Поэтому на первом этаже музея решили выставить фотографии Юрия Роста из серии «Две прогулки с Кабаковым». Эти снимки с Чистых прудов и Лонг-айленда и есть настоящая реальность, сочетающая в себе утопию дружбы, полного человеческого взаимопонимания и теплоты человеческого общения с окружающим миром, с улицами, подвалами, мастерскими и переменчивой погодой.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 сентября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: