Главная / Газета 10 Сентября 2013 г. 00:00 / Культура

Физиология дури

Польский режиссер в Москве поставил белорусскую пьесу

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Пьесу белорусского драматурга Павла Рассолько «Красная птица» поставил в московском театре «Практика» польский режиссер Войтек Урбаньский. Как считает художественный руководитель театра Иван Вырыпаев, «сочетание русской школы и польского художественного сознания – вот то, что является особенно привлекательным в этом спектакле».

Актеры театра «Практика» достоверно показывают на сцене своих минских сверстников.<br>Фото: ИГОРЬ ЗАХАРКИН
Актеры театра «Практика» достоверно показывают на сцене своих минских сверстников.
Фото: ИГОРЬ ЗАХАРКИН
shadow
В 40-е годы XIX века в русской литературе появилось целое направление бытописательских очерков, рассказывающих о «физиологии» тех или иных городов (скажем, «Физиология Петербурга» Некрасова) или разнообразных общественных слоев – обитателей «углов», городских шарманщиков, извозчиков и т.д. Мода пришла из Европы, прежде всего из Франции, где за десятилетия были написаны целые тома на тему – «Физиология Парижа», «Физиология лавочника», «Физиология рантье», «Физиология тюрьмы», «Физиология полиции и суда» и даже «Физиология зонтика». Не претендуя на художественность слога, на увлекательность сюжета, наконец, на какую-либо литературную занимательность, очеркисты ставили целью рассказать образованным и читающим классам о быте и нравах низших, необразованных слоев с позиций беспристрастного наблюдателя. Как писал Белинский, характеризуя писателя этого направления: «У него нет таланта чистого творчества... он не может создавать характеров, ставить их в такие отношения между собой, из которых образуются сами собой романы и повести. Он может изображать действительность, виденную или изученную им, или, если угодно, творить, но из готового, данного действительностью материала».

В начале века ХХI в нашем театре, опять же следуя за европейской модой, также возникло целое направление – «физиологических спектаклей», в которых ходящей в театр публике рассказывают о быте и нравах публики, к культурному театральному досугу не склонной. Речь идет о физиологии бомжей, наркоманов, опустившихся обитателях городских окраин, криминальных сообществ, молодых людей из неблагополучных семей, о физиологии различных групп радикальной молодежи, фашиков и антифы, люберов, гопников и т.д.

В премьере прошлого сезона «Практики» – «Кеды» нам рассказывали о столичных хипстерах. В новой постановке польского режиссера Войтека Урбаньского нам рассказывают историю одной минской молодежной компании, у которой хватало денег на пиво и не хватало на ресторан (оттуда приходилось сбегать, не заплатив), хватало на «травку» и не было на съемную хату, а посему баловаться наркотой приходилось во дворах и возле проезжей части…

Драматург Павел Рассолько, как и положено по жанру, специально указал в программке, что «события, которые описывает автор в пьесе, были пережиты им в период с 2005 по 2008 год. Все герои – реальные люди и наши современники. Автор зафиксировал на бумаге их настоящие диалоги». Действительно, и события кажутся правдоподобными, и диалоги звучат как документальная расшифровка реальных голосов. Убедителен и сам музыкант Паша (творческий псевдоним – «Организм»), который пишет электронную музыку, и его новые знакомцы, хорошо разбирающиеся в дури. Вполне узнаваема школьница, привычно хамящая по телефону и обладающая словарем Эллочки-людоедки, и подросток Малой, страстно мечтающий приобщиться к радостям взрослой жизни. Наконец, и физиология дури, и ее действие на неподготовленные организмы обрисованы точно.

Актеры театра «Практика» – Павел Михайлов, Антон Федоров, Марина Ворожищева, Надежда Иванова, Артур Мухамадияров, Григорий Калинин, Егор Рыбаков достоверно показывают своих минских сверстников. Хотя задача перед ними стоит весьма скромная – убедительно произнести текст. Наклеенные пластырем на щеки микрофоны, которые в масюсеньком зале «Практики» для силы звука не очень нужны, однако придают всем голосам персонажей отдаляющий металлический призвук некачественной радиопередачи. Действие разворачивается на гигантских видеоэкранах с панорамами Минска, его автострад и скверов, двориков и ресторанов (режиссер с группой актеров специально выезжали на съемки на натуре). На сцене актеры на переднем плане только обозначают действия – бег, поцелуи, дружеский ужин в ресторане…

Интерес к персонажам пьесы – чисто этнографический (одна из примет жанра – полное бесстрастие автора). Даже глупая гибель подростка Малого (Артур Мухамадияров), потерявшего голову от первого же приема наркотика, воспринимается не столько потрясением и трагедией, сколько еще одной подробностью, характеризующей среду («чо химия-то делает!»).

…Начавшиеся с газетных карикатур, «физиологичекие очерки» сумели подняться до высот романов Достоевского. Так что можно верить, что на смену «физиологическим пьесам» тоже придет Автор театра, который сумеет увидеть и расслышать, дофантазировать и воссоздать не только общую правду факта, но и стоящие за ней индивидуальные бездны.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 сентября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: