Главная / Газета 5 Сентября 2013 г. 00:00 / Культура

Поэт Евгений Рейн собрал друзей, чтобы поговорить о живописи и почитать стихи

Любовь ПУХОВА
Фото: АЛЕКСЕЙ  КОМАРОВ
Фото: АЛЕКСЕЙ КОМАРОВ
shadow
В рамках выставки «Рисунки поэтов» во вторник в Доме Остроухова прошла встреча с другом Иосифа Бродского, лауреатом премии «Поэт» Евгением Рейном. Кураторы озаглавили ее «Художник и модель», а выбранные Евгением Борисовичем стихотворения объединяла тема живописи. В самом начале Рейн со своей женой Надеждой торжественно вручили директору музея Дмитрию Баку портрет Иосифа Бродского кисти Столярова (на фото). Супруги сами получили его в подарок, но решили, что такая картина не должна храниться дома. Как только официальная часть закончилась, живопись унесли от взоров гостей, и она появилась в словесных образах Евгения Рейна.

«Я должен был стать художником, а стал виршеписцем, сочинителем стишков!» – воскликнул поэт и открыл вторую часть вечера стихотворением «Авангард». Оно отлично перекликалось с содержанием выставки, на которой представлено много рисунков авангардных поэтов. Отец Евгения Рейна был архитектором и хотел, чтобы сын пошел по его стопам, и сегодня поэт называет художество «своей несостоявшейся жизнью», хотя в его стихотворениях порой создаются образы более объемные и законченные, чем на некоторых картинах. Художник слова взял себе моделью живописца, рассматривал его со всех сторон и писал, посвящая свои произведения отдельным картинам и художникам. Вермер Делфтский, например, вдохновил Рейна на следующие строки: «Набрав на слово свежей краски, так, чтобы кисть была легка, скользит художник без опаски в глубь голубого молока».

Оспаривать связь поэзии и живописи не приходится: ее наглядно показали кураторы выставки «Рисунки художников», о ней не раз говорили искусствоведы, она постоянно встречается в истории изобразительного искусства. «Рейн идет от живописи», – заключил Михаил Синельников, друг Евгения Борисовича, которому предложили в конце встречи сказать несколько слов. Гравюры Дюрера, Модильяни, «Ночной дозор» Рембрандта, маньеризм, Рубенс и, конечно, Джоконда – все это стало началом для литературного творчества Евгения Рейна, куда проникли одиозные политики советского времени: Ежов, Дзержинский, Сталин. В стихотворениях соединилось прошлое и настоящее, которое скрупулезно исследовалось Рейном и детально, мазок за мазком, ложилось на полотно текста.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 сентября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: