Главная / Газета 27 Августа 2013 г. 00:00 / Культура

Юбилей, инфант, бюджеты

На Зальцбургском фестивале состоялась премьера «Дона Карлоса» Джузеппе Верди

ЛЕЙЛА ГУЧМАЗОВА

Совпадение удивляло современников не меньше потомков: в один год двести лет тому назад родились Рихард Вагнер и Джузеппе Верди. Соблазн сравнения сумрачного немецкого гения и витального итальянского padre dell opera уже два века не дает покоя умам, а в этом году двойной юбилей стал в мире поводом для целого залпа премьер. Стоит только театру или фестивалю предпочесть одного маэстро другому, общественность делает далекоидущие выводы. Так, миланский «Ла Скала» начал минувший сезон премьерой Вагнера и был обвинен в отсутствии патриотизма; новый сезон он начнет, конечно, премьерой Верди. Старейший в мире Зальцбургский фестиваль как опытный стратег откланялся обоим юбилярам, но не стал конкурировать с вагнеровским детищем, фестивалем в Байройте, и больше внимания уделил все-таки Верди, приготовив в этом году «Фальстафа» и «Дона Карлоса». Премьера последнего потрясла масштабом, не говоря уже о коллекции звезд и общем качестве постановки.

Режиссер Петер Штайн поставил первую и наиболее полную версию оперы.<br>Фото: С САЙТА ФЕСТИВАЛЯ
Режиссер Петер Штайн поставил первую и наиболее полную версию оперы.
Фото: С САЙТА ФЕСТИВАЛЯ
shadow
Вообще-то масштаб – не главное, чем принято удивлять в Зальцбурге. Это не Арена ди Верона, превратившая оперу в ходовой блокбастер, на радость самой широкой публике. Оперу в Зальцбурге холят и лелеют, и пятичасовой «Дон Карлос» в этом смысле хороший пример. Фестиваль предпочел первую авторскую версию, написанную Верди в1866 году для исполнения в парижской Гранд-опера. Позже оперный мастер сам ужаснулся размерам написанного, сократил эпизоды и даже пошел на переделку либретто, но в Зальцбурге показывали приближенную к первоисточнику версию. Заметьте, стоит только опере или балету подступиться к историческим сюжетам, тем паче к королевским драмам на фоне борьбы за независимость стран, они даже при наличии любовной линии и замысловатой интриги неизбежно заболевают пафосом. Не впервые принимающий участие в фестивале режиссер Петер Штайн, не особо восхитивший год назад вердиевским «Макбетом», проявил почтение ко всем сюжетным линиям. Он оставил обычно сокращаемую первую встречу испанского инфанта Дона Карлоса и Елизаветы Валуа в лесу Фонтенбло, страдания главного героя у дедовского склепа, сцену со скучающими придворными дамами. Решения Штайна – добротная режиссура old school, где оживший дух короля Карла V непременно появляется из склепа в полном облачении, а Великий Инквизитор трясется от старости так, что видно в последнем ряду партера. Поклонники такого стиля получили бы от режиссуры одно удовольствие, но свежих идей за ней разглядеть не удалось.

Что действительно было выше всяких похвал, так это оркестр, ведомый маэстро Антонио Паппано. От сочетания «дирижер плюс оркестр» – а за пультами сидели знаменитые Венские филармоники, играющие на Зальцбургском фестивале с 1922 года, – меломану впору задохнуться от счастья. Каждый пассаж осмыслен и не засушен, каждая мелодическая характеристика героя доведена до ума, каждый акцент добавляет действию глубины и вместе с тем держит тот самый музыкальный контрапункт, о котором обычно можно только грезить. Технические недочеты просто невозможны: ансамбль слажен, как ладно пригнанный австрийский механизм, певцы слышны, даже громы и молнии патетических пассажей не перетягивают внимание на себя, оставаясь идеально слитыми с течением оперы.

Что же касается кастинга, тот тут, как всегда, есть вопросы. Зальцбургский фестиваль выстрелил наверняка, пригласив на заглавного героя супермегазвезду, секс-символа и живое воплощение современной оперы тенора Йонаса Кауфмана. Этот персонаж № 1 современной оперной иерархии закрепил свой имидж безупречного профессионала с идеально воспитанным обертонистым голосом и абсолютным сценическим обаянием. Столь же точное попадание, а актерски даже более убедительное, один из ведущих басов мира Матти Салминен в роли его отца короля Филиппа II (ждите его появления в Москве в ноябре), да и верный Родриго-Томас Хампсон отлично держал позицию баритона – опоры тенора. А Елизавета Валуа Анны Хартерос провоцировала обратиться к Дону Карлосу с репликой Онегина «я выбрал бы другую», поскольку ее соперница принцесса Эболи в исполнении Екатерины Семенчук держалась намного увереннее и при несопоставимости размеров партий органичнее. Питомица Мариинского театра, впервые показавшаяся Москве в роли юной наперсницы Сони в «Войне и мире» в паре с Наташей – Анной Нетребко, петербургская певица делает достойную международную карьеру – как и бывает у меццо, чуть менее громкую, чем у сопрано Нетребко. Однако живость, вкус к роли, вокальный размах очень впечатлили. И, как водится, оставили грустный рефрен: Екатерину Семенчук хочется чаще слышать в российских театрах.

Арт-директор Зальцбургского фестиваля Александр Перейра, через два года покидающий Зальцбург ради Ла Скала, из года в год опирается на проверенных постановщиков, страхуя фестиваль от провалов и прогнозируя как минимум умеренный успех без скандалов и потрясений. От него хочется чуть больше свежих мыслей и свежего воздуха. Той же активности, что показывает первая дама – президент фестиваля Хельга Рабль-Штадлер, поднявшая престиж и финансовое благополучие Зальцбурга на небывалую высоту. Главный австрийский фестшпиль в не располагающее к крупным тратам время решился на пятичасового «Дона Карлоса» и не проиграл. А в декабре нас ожидает «Дон Карлос» Большого театра, и что покажет наш флагман, непонятно. Известно пока немного: ставить оперу будет британец Эдриан Ноубл, долгие годы руководивший Королевским Шекспировским театром, а музыкальной частью займется Василий Синайский, не впервые пытающийся примирить оркестр Большого с приглашенными со всего света вокалистами. Наверняка за бюджетом не постояли. А что получит зритель, остается гадать, надеясь на лучшее.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 августа 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: