Главная / Газета 7 Августа 2013 г. 00:00 / Культура

Невская перспектива

Как изменилась сегодня главная улица Северной столицы

АНАСТАСИЯ СЕМЕНОВИЧ, Санкт-Петербург

Этим летом на Невском проспекте строительными лесами покрылся дворец Белосельских-Белозерских (Невский, 41). Постоянное внимание общественности к градостроительной политике Санкт-Петербурга вызвано тем, что этому городу у нас в стране присвоен титул «культурной столицы». «НИ» попытались суммировать, какие изменения претерпела самая знаменитая улица города за последнее время.

shadow
Есть легенда, будто Невский проспект начали прокладывать одновременно со стороны Адмиралтейства и Александро-Невской лавры, в результате чего торжество симметрии петербургской застройки омрачилось изломом Невского и Старо-Невского проспекта. Не являясь градообразующей улицей, «Невская перспектива» обрела свой мистический и манящий флер. «Самый стройный в мире город», как назвал Петербург Осип Мандельштам, в «талии» перехвачен эклектичным Невским проспектом.

Мистику и особую атмосферу Невского часто иллюстрируют цитатами из повести Гоголя. Но во времена Гоголя проспект был гораздо более «монотонным». Обаяние разнообразия город обрел, можно сказать, продолжая литературные ассоциации, уже при Блоке. Без Дома книги, Театра комедии имени Акимова улица имела гораздо более казенный вид – эти здания появились на заре XX века. Впрочем, весь остальной рельеф – эркеры-«фонарики», балконы с ажурным литьем – возникли еще во второй половине XIX столетия.

За последние годы самой обсуждаемой «болевой точкой» стал торговый центр «Стокманн», находящийся на углу площади Восстания и Невского. В жертву «Стокманну» были принесены здания XIX века под номерами 114 и 116/2 по Невскому проспекту. Они были полностью снесены, хотя изначально предполагалось сохранение фасада с предварительным его укреплением. В 2007 году компания неправомерности своих действий не признавала, апеллируя к договору 1999 года. Однако тогда никакой снос на Невском в принципе не мог быть разрешен, так как действовал закон «Об охране и использовании памятников истории и культуры». К началу 2007 года на месте зданий XIX века возник пустырь, а от углового дома остался только строительный мусор. Более того, над частью фасада, которая «воссоздавала» разрушенный дом, появился стеклянный «парник» – популярный среди застройщиков способ обратить себе на пользу проект, угодный Комитету по градостроительству и архитектуре (КГА) и Комитету по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Правда, уже в 2009 году вышел закон «О границах зон охраны…», содержащий четкий высотный регламент. Между тем на градостроительные решения, принятые до 2009 года, закон не распространяется.

Торговый центр открылся в ноябре 2010-го. По прошествии времени новострой влился в застройку проспекта, но скандал вокруг респектабельной компании напомнил старожилам историю полувековой давности.

Она связана с домом номер 30 по Невскому проспекту. Для того чтобы открыть выход со станции метро «Невский проспект» на канал Грибоедова, строителям пришлось частично разобрать дом Энгельгардта – здание середины XVIII века. При том, что оно уже было разрушено в войну и потом по кирпичику собрано, для строительства вестибюля метро дом перенес эту процедуру еще раз. Сейчас подобные действия наверняка вызвали бы возмущение общественности. Но разница в том, что метрополитен ударными темпами строило государство, и не до филармоний было (в здании расположен малый зал Петербургской филармонии). «Стокманн» же построила финская компания в канун кризиса, когда город уже вполне пресытился торговыми площадями.

В 2010 году КГА оформил архитектурно-художественный регламент Невского проспекта и прилегающих к нему территорий. Невский проспект находится в охранной зоне первого порядка, и, казалось бы, теперь улица станет этакой архитектурной «оранжереей». Однако регламент КГА часто отсылает к решениям КГИОП, порой спорным.

Вот какой комментарий дал «Новым Известиям» Дмитрий Литвинов из градозащитной организации «Живой город»: «Последний снос на Невском был зимой 2011 года (дом Лопатина, Невский 68), в настоящее время на его месте уже закончено строительство новодела – на этот раз без «парников» на крыше, поскольку в 2009 году вступил в силу новый закон об охранных зонах. А леса в основном (в этом сезоне на Невском много фасадов в лесах. – «НИ»), думаю, в рамках разных адресных программ ремонта фасадов – как районных, так и городских. Во КГИОП-овской реставрационной программе на 2013 год значатся только два адреса – Невский, 72 и Невский, 142».

В лесах стоит сегодня, например, дворец Белосельских-Белозерских (Невский, 41). Но сейчас на Невском аварийных зданий, которые срочно нужно спасать, нет.

Некоторый ропот есть на так называемую «мансарду Боярского». Этой зимой завершились работы по надстройке дома 64 по Невскому. Здание было в последний раз перестроено в конце XIX века, и, для каких целей появилась мансарда, пока не ясно. Впрочем, по сравнению с грубой работой «Стокманна» строительство мансарды вполне открыто согласовывалось. Не секрет, что одним из заказчиков является Михаил Боярский, за что надстройка и получила свое прозвище. И по сравнению с проблемами в пригородах Петербурга или на стыках охранных зон в самом городе мансарда – явление довольно скромное. Она, конечно, ранит эстетическое чувство горожан, но вписывается в высотный регламент и портит вид только с нескольких конкретных точек.

О Невском проспекте сложно говорить только в настоящем времени. Кажется, где-то в людском потоке идет гоголевский Чартков или большеглазое альтер-эго Мариенгофа из «Романа без вранья». И, конечно, нельзя смотреть на эту улицу просто как на сонм градостроительных проблем. Невский – центральная улица города, которая по-прежнему зазывает и соблазняет, и в этом смысле со времен Гоголя мало что изменилось.


СПРАВКА
Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА) Санкт-Петербурга оформил архитектурно-художественный регламент Невского проспекта и прилегающих к нему территорий. Согласно этому документу, на Невском не допускается «изменение объемно-пространственной композиции, габаритов и архитектурного решения исторических зданий, системы озеленения и благоустройства на территориях открытых городских пространств; размещение на лицевых фасадах зданий инженерно-технического оборудования, изменяющего исторический облик зданий, строений, сооружений; размещение крупногабаритных временных строений, сооружений на территориях открытых пространств, за исключением временных сооружений, устанавливаемых на срок проведения публичных мероприятий в соответствии с заключением КГИОП; установка рекламных и информационных конструкций с площадью более 10 кв. м на фасадах зданий; установка любых отдельно стоящих рекламных и информационных конструкций, размещение скульптурных композиций, за исключением восстановления утраченных, на территориях открытых городских пространств».

Опубликовано в номере «НИ» от 7 августа 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: