Главная / Москва / 6 Августа 2013 г.

Спектакли по секрету

Лейла ГУЧМАЗОВА
shadow
Нет ничего тоскливее межсезонья в Москве. Театры закрыты, реденькие антрепризы снимают сливки с незаслуженных переаншлагов, а отягощенным культурными запросами москвичам и гостям столицы податься решительно некуда. И не надо рассказывать про включенность Москвы в мировые гастрольные графики – просто загляните в анонсирующие издания, уже не знающие, как изгаляться. Столица наша в смысле летней культурной жизни ни разу не Лондон и даже не Мюнхен. Есть в ней одна-единственная отдушина, даже не отдушина – хороший кондиционер, спасающий от межсезонного антракта. Это трансляции в кинотеатрах. Причем проекты один другого любопытнее. «The Met: летний сезон 2013», он же «Легендарные спектакли Метрополитен-опера» – шесть легендарных опер знаменитого американского Метрополитен с мировой сборной звезд. «Вечер в NDT» – спектакли Нидерландского театра танца, двигателя прогресса в современной хореографии. National theatre live 2012—2013 – Национальный театр Великобритании вживую – драматический театр для поклонников сценической психологии. Трансляции длятся до конца сентября и формально объединены в Летний театральный фестиваль. Что за новшество?

Никакое не новшество. Точнее, это новинка лишь для наших широт, а в мире трансляция лучших театральных спектаклей – давно уже обычное дело. Например, самая престижная оперная сцена мира, Метрополитен, шестой сезон транслирует спектакли через специальный спутниковый сигнал в 1500 кинотеатров для 2,5 млн. зрителей. Многие ли театры могут похвастать такой аудиторией? Мы в списке подключившихся стран занимаем не самое позорное, но все-таки 68-е место.

Висит вопрос, нужен ли зрителям этот глобальный гаджет. По идее, за оперой надо идти в театр, в крайнем случае просто включить компьютер. Однако у показов для широкой публики был пролог. Самый элитарный вид искусства, опера, и прежде пыталась приспособиться к реалиям сегодняшнего дня. Она начала движение к зрителю с громких во всех отношениях выступлений звезд на стадионах. Но у «стадионной оперы» обнаружилась неодолимая проблема: слишком деформировалась аудитория, слишком искажались звук и пресловутая особая атмосфера. У трансляций в кинотеатрах таких бед нет. Есть плюс, равно радующий публику и людей театра – крупные планы, а иногда и деликатные вылазки за кулисы. Даже вооружившись полевым биноклем, сидящий в театральном зале не увидит мелькнувшей у артиста улыбки, мелкой выразительной мимики и укрупненного экраном жеста. Выходит, что зритель получает укрупненное оком камеры живое впечатление. Обстановка при этом кардинально не меняется, ведь в кинозале тихо, темно, внимание сосредоточено на действии, и, согласно личным наблюдениям, зрителям даже не приходит в голову хрупать попкорн. Судя по ураганным темпам роста мировой аудитории трансляций, весь мир открывшимся перспективам только обрадовался.

В наших широтах список предоставляющих свои спектакли доноров выглядит так: Метрополитен-опера (Нью-Йорк), Королевский национальный театр (Лондон), Нидерландский театр танца (Гаага), Большой театр (Москва). Показы Летнего театрального фестиваля идут не в одной лишь Москве, а на экранах 22 городов России, чисто по коммерческой нужде включая их в мировое культурное пространство. Вообще-то крайне редко происходит такое слияние искусства и коммерции. Хотите послушать в Сургуте «Риголетто» с Дианой Дамрау – да пожалуйста. Театры популяризируют высокое искусство, мир радуется премьерам, всем хорошо. Остается вопрос: почему в приведенном списке значится только один российский театр с двумя (двумя!) спектаклями.

Положим, Мариинский театр, как обычно, идет своим путем – завел собственный сайт медиавещания и экономно с ним работает, а весной впервые провел прямую трансляцию балетного спектакля одновременно с европейским телеканалом Mezzo. Активно ищет свой путь в медиапространстве Михайловский театр, пробует силы Новосибирский. Но это все крохи и капли. Причин миллион, но одна их главных – привязанность соотечественников к своим погребам-сундукам. Наслушавшись про борьбу с пиратством, наши театры боятся растерять свое добро. А ведь у нас, не в пример миру, есть еще отягчающие обстоятельства – география и веские цены на билеты, из-за которых попасть в театр может не каждый страждущий. Театры наивно боятся оттока аудитории, а ведь это, как говорил незабвенный киногерой, не две пары в сапоге – здание с колоннами, кулисами и буфетом всегда останется храмом для рабов престижа и театралов. К тому же оно прирастет новой аудиторией, психологически не готовой идти к высокому искусству.

В результате Сыктывкар и Рязань услышат «Кармен» в постановке Ричарда Эйра, но не услышат «Евгения Онегина» Дмитрия Чернякова. Познакомятся с «Сарабандой» Иржи Килиана, но не с «Русскими сезонами» Алексея Ратманского. Я не за патриотизм, я за адекватность, ведь закрывать глаза на новые реалии просто глупо. Сейчас нашим театрам жалко раскошелиться на шаг навстречу зрителю. А ведь все равно догонять придется.

Автор – музыкальный обозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 6 августа 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: