Главная / Газета 15 Июля 2013 г. 00:00 / Культура

Этот небольшой королевский размер

Кристоф Марталер показал на Авиньонском фестивале спектакль King Size

ОЛЬГА ЕГОШИНА, Авиньон

Одним из главных украшений нынешнего Авиньонского фестиваля стала программа Des artistes un jour au Festival, в рамках которой самые именитые участники последнего десятилетия показывают свои работы на сцене оперного городского театра. Любимец Авиньона Кристоф Марталер привез свою недавнюю базельскую премьеру – «King Size», все действие которой разворачивается в гостиничном номере.

Фото: SIMON HALLSTROM
Фото: SIMON HALLSTROM
shadow
В своем интервью для сборника «Режиссерский театр» Кристоф Марталер вспоминал эпизод из своей биографии: «Однажды в Лиссабоне меня поселили в очень дорогую, красивую гостиницу. Довольно обветшавшую и запущенную, хотя было видно, что когда-то там была настоящая роскошь. И вот когда я только зашел в нее, я услышал, как кто-то очень медленно играет на пианино Шопена. Играет очень фальшиво, да и пианино страшно расстроенное. Я пошел на этот звук. Это была странная бледная женщина, которой на вид можно было дать и тридцать пять лет, и семьдесят. Она играла ни для кого, даже не для себя». Впечатление откликнулось десятилетия спустя. Сценограф Дури Бишофф выстроил убедительный интерьер обветшалого и дорогого гостиничного номера в тонах голубых с золотом: встроенные большие шкафы, в дверцы которых иногда уходят персонажи, огромный туалетный столик, старомодный телефон. Главный предмет остановки – двуспальная кровать, чьи королевские размеры – king size – и дали название спектаклю.

Воспоминание о лиссабонской постоялице за роялем сильно преобразилось в новой работе: за гостиничный рояль Марталер усадил бритого брутального атлета, а бледная немолодая женщина с большой лаковой сумкой (напоминающей о ридикюле старушки Шапокляк) то и дело пересекает пространство номера, выходя из туалета и уходя прямиком в шкаф. Из своей волшебной сумки она извлекает то приготовленные спагетти, то аппетитно похрустывающий салат. Иногда она читает странные непристойные отрывки из толстой книжки, иногда философствует на темы старости, жизни и смерти. Жалуется, что жизнь стала решительно невыносимой и страшно смотреть на себя в зеркало, а иногда поет неожиданно сильным голосом какой-нибудь обрывок популярной песни.

Собственно, те самые обрывки популярных мелодий – от Баха до музыки из немецких телесериалов – и стали главными героями новой постановки. Музыкальный шум, в котором живет средний европеец, воссоздан со всей присущей Марталеру язвительной иронией.

Средний европейский обыватель – любимая мишень режиссера уже добрых тридцать лет. Марталер высмеивает европейский снобизм, ощущение себя венцом творения, полную зависимость от техники, доходящую до идиотизма законопослушную привязанность к правилам и распорядкам, автоматизм реакций и поразительную скуку ежедневного рутинного существования. В этот раз Марталер со всей мощью своего сарказма обрушивается на музыкальную жвачку, намертво прилипшую к ушам. Спектакль начинается с мелодии, которую мурлычет, причесываясь, только что проснувшийся человек, и постепенно сменяющие друг друга мелодии растут и крепнут, норовят зазвучать в самые неподходяще минуты.

Мужчина и женщина лежат рядом в кровати, но у каждого – своя песня. Она может быть и нежной, и лирической. Но даже страстные любовные мелодии не сближают, а разъединяют двоих. Мелодии вылезают из-под кровати, прячутся за дверью шкафа, подстерегают в туалете. И в самые патетические размышления о жизни вдруг вторгаются ведущие телепрограмм и прекрасно поставленными голосами поют очередную «Колыбельную».

Уже не раз сотрудничавшая с Марталером популярная певица Tora Augestad и Michael von der Heide демонстрируют невероятную вокальную подготовленность; поют из любого положения – сидя, лежа, в танце, наконец, вылезая из-под кровати с капустным листом во рту.

Сила сатирических произведений обычно прямо пропорциональна масштабности объекта. На «Королевском размере» не покидает ощущение, что со всей мощью своего мастерства Марталер лупит по какой-то мошке (пусть и надоедливой). Милый пустячок, радующий зрителя, радостно притопывающего и прихлопывающего в такт знакомых мелодий, – вещь, безусловно, симпатичная, но, что называется, «не по размеру». От Марталера, автора «Убей европейца», и особенно «Защиты от будущего» (см. «НИ» от 28.07.2010 года), привычно ожидаешь большего.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 июля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: