Главная / Газета 27 Июня 2013 г. 00:00 / Культура

Застывшие в бронзе

В Питере выставлены «охотничьи трофеи», запечатленные Николаем Либерихом

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

В Михайловском замке Русского музея демонстрируются работы выдающегося русского скульптора-анималиста Николая Либериха. Немногочисленная и в связи с этим как будто «разреженная» экспозиция включает в себя несколько десятков произведений, большая часть которых предоставлена обладателем самого представительного на сегодняшний день собрания работ Либериха московским коллекционером Алексеем Егоровым. «Дебютировали» в рамках выставки и несколько ранее нигде не выставлявшихся скульптур и скульптурных композиций из фондов петербургских музеев.

«Крестьянка с граблями верхом на лошади». 1862 г.
«Крестьянка с граблями верхом на лошади». 1862 г.
shadow
В этом году исполнилось 130 лет со дня смерти мастера, ставшего целой эпохой в летописи отечественной бронзовой пластики, но в силу разных обстоятельств все еще недостаточно известного широкой публике. Нынешняя экспозиция в Северной столице, городе, где Либерих родился, окончил Школу гвардейских прапорщиков, поступил на службу в лейб-гвардии драгунский полк, а впоследствии в Императорскую Академию художеств, – дань памяти знаменитому петербуржцу и попытка заполнить образовавшуюся лакуну.

Страсть к ваянию «проснулась» в юноше в годы службы, и именно ей он посвящал часы, свободные от военных занятий. Фигурки людей и животных Либерих лепил из глины и воска, восхищая окружающих внешним сходством и умением «поймать» нечто не вполне «устойчивое» – жест, позу, движение. Завершив карьеру в чине полковника, Николай Иванович профессионально занялся скульптурой в стенах Императорской Академии художеств. Его наставником стал известный русский скульптор и литейный мастер Петр Клодт. Тот самый барон Клодт, что удостоился (если верить рассказам современников) после установки коней на Нарских Триумфальных воротах весьма своеобразной похвалы Николая I: «Ну, Клодт, ты делаешь лошадей лучше, чем жеребец». Впрочем, по части «оживления» натуры Либерих ничуть не уступал легендарному учителю.

За восковую фигуру «Мазепа» он получил от Академии художеств 2-ю серебряную медаль, за скульптурную группу «Смерть польского гусара в ХV веке» – звание почетного вольного общника. В академики Либериха произвели в 1861 году за скульптурную композицию «Сцены охоты» («Стремянной с борзыми», «Струнка волка» и «Доезжачий с гончими»). Собственно говоря, именно охотничьи и военные сцены Либериха и прославили: лошади, собаки, дикие звери удавались ему потрясающе. Изучение типических черт животных и мельчайших подробностей их облика позволяли мастеру достигать абсолютной достоверности даже в передаче особенностей шерсти, не говоря уж о повадках и ухватках «моделей».

Один из самых любопытных экспонатов выставки – подставка для золотой медали, присланной императору Александру II в ознаменование триумфа государственного коннозаводства России на Всемирной выставке в Париже. Долгие годы этот предмет считался безвозвратно утраченным, но неожиданно обнаружился… в Санкт-Петербургском государственном аграрном университете. Не исключено, что в дальнейшем исследователей ждут новые находки, а посетивших выставку петербуржцев – приятные «открытия» в собственных квартирах: Либерих много работал для частных заказчиков, выполненные же им в чугуне и бронзе настольные скульптуры воспроизводились в значительном количестве экземпляров.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 июня 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: