Главная / Москва / 20 Июня 2013 г.

Журавли в шинелях

Завершился XII московский Международный конкурс артистов балета и хореографов

МАЙЯ КРЫЛОВА

По традиции конкурсанты разделяются на две возрастные группы: младшая (14–18 лет) и старшая (19–26). В рамках каждой можно выступать и соло, и в паре. Международное жюри под руководством Юрия Григоровича за три конкурсных тура выбрало лучших из 147 артистов.

Фото: МАКСИМ МАШКОВ
Фото: МАКСИМ МАШКОВ
shadow
В программе московского конкурса балетная классика имеет традиционный приоритет, хотя навыки современного танца тоже нужно показать. Казалось бы, тут все понятно. Но на деле проблем, что называется, выше крыши. Например, нововведение этого года: в программу первого тура младшей группы включили народно-сценический (характерный) танец. Кто ж спорит: эту линию балета надо сохранять, укреплять и пропагандировать. Но сказав «а», организаторы забыли сказать «б», не прописав в регламенте что же такое конкурсный характерный танец. Нужные фрагменты балетов классического наследия? Современные номера, немного сдобренные характерностью? В изобилии было и того, и другого, а соискатели танцевали на пуантах, на каблуках и босиком. Непонятно, какие критерии экспертных оценок были у членов жюри, учитывая предельно размытые рамки? То же самое можно сказать о втором туре, когда участник должен был показать современный номер. Тут тоже нет регламента, что таковым выступлением считать. В правилах сказано: «современный номер, специально поставленный к конкурсу, либо номер или фрагмент из балета, поставленные не ранее 2005 года». И как, интересно, жюри судило? Если одни, используя пробел устава, контрабандой (но формально – вполне законно) протаскивали привычный набор классики, а другие честно пытались, как могли, соответствовать понятию «современный танец».

Параллельно исполнительскому состязанию проходил смотр хореографов (их было 30, и почти все наши соотечественники). Конкурс показал столь ужасное положение дел, что хоть вообще закрывай этот раздел соревнования. Разум и чувства публики подавились обилием невнятных, но многозначительных сочинений, сплошь отчего-то похожих на полет воображаемых птиц, подбитых камнем. От штампов не спасала и разница костюмов: просто вот эти «журавли» летали в балетных трико, а те – в шинелях. Сюжетные номера оказались не лучше: молодые авторы не понимают губительности иллюстративного пересказа сюжета. На выходе получались сущие пародии. Особенно потрясли две миниатюры: в первой царь Николай II (как положено, в бороде и мундире), дергаясь, как припадочный, мучительно отрекался от российского престола. Во второй поэт Пушкин (в курчавых бакенбардах и с гусиным пером в руке) суетился и махал руками, а затем пал смертью храбрых – то ли от рук собственного персонажа Онегина, то ли от гнева некого третьего персонажа (говорят, по замыслу, подразумевался еще один самодержец). На этом удручающем фоне решение жюри не присуждать первую премию было просто необходимо. Лауреат второй премии Олег Габышев из Петербурга по крайней мере показал внятность мышления, динамику и чувство юмора, а также умение «держать» композицию, когда ставил призовые миниатюры «Мачо» и «Лень».

Организаторы удручали проблемами с фонограммой и бесконечными ошибками в объявлении номеров: сочинения одного известного хореографа приписывались другому, потому что на московском смотре не дают себе труда проверять правильность информации, полученной в заявках участников. Понятно, что это лишние хлопоты. Но как же репутация и профессионализм? Большинство исполнителей тоже позволяли себе многое. Изменять текст вариации или па-де-де в угоду своим возможностям. В пол-уха слушать музыку. Увлекаться трюками в ущерб стилю и роли, причем трюки зачастую все равно исполнялись без надлежащего качества. Не танцевать, а скучно гонять набор отдельных па, плохо скрепленных пластической кантиленой. Представители некоторых ведущих балетных держав (например, Франции) московский смотр вообще проигнорировали. Правда, организаторы гордятся, что количество желающих станцевать в Москве до отбора достигало 350 человек.

Результаты младшей группы: первое место – у шведки Мико Фогарти и нашей Эльвины Ибраимовой, второе место заняли американка Жизель Бете и украинка Олеся Шайтанова, третье – снова американки (Мария Тереза Бек и Камилла Хиггинс). Мальчики: первое место – Тимофей Андрияшенко (Латвия), второе – китаец Ши Юэ. В разделе дуэтов первое место заняла москвичка Ксения Рыжкова, а второе вообще не присудили. Старшая группа: золотую медаль у женщин не дали никому. Второе и третье места у Елизаветы Крутелевой и Анастасии Лименько. Давид Залеев из Казани получил золотую медаль у мужчин, солист Большого театра Игорь Цвирко стал вторым. Третьим – Эрнест Латыпов из Кыргызстана. В номинации «Дуэты» золотая медаль досталась солистке петербургского Михайловского театра Оксане Бондаревой. Второе место поделили Оксана Скорик из Мариинского театра и Татьяна Болотова, третье – Анастасия Соболева и Диана Косырева.

Золотую медаль заработал Тимур Аскеров из Мариинского театра, второе место занял Артемий Пыжов, третье – Никита Сухоруков (Украина).

Истории балетных конкурсов в Москве около 45 лет. Когда-то на них блистали звезды первой величины, начиная с Михаила Барышникова. Теперь, отсмотрев 147 исполнителей, не скажешь, что за творчеством большинства лауреатов захочется со вниманием следить. Кроме блистательного балетного актера Пыжова, впечатляющего премьерским уровнем Залеева, уютно-виртуозных Фогарти и Болотовой, ловкого и пластичного Ши Юэ и нежной Бете, прочие победители (да и то не все) могли похвастаться лишь более или менее стабильной техникой. Видимо, в чести у жюри оказались не тонкость артистических чувств или музыкальность, а победно-развязная самоуверенность или спортивно-механическая напористость многих лауреатов. Достаточно заурядные, без особой харизмы, победители-мужчины в общем и целом проявили себя на конкурсе как среднестатистические солисты. И, честно говоря, тоже не вызвали желания бурно хлопать и кричать «браво». С другой стороны, у лауреатов все еще впереди, если они возьмутся за профессию с умом: ведь работа в театральном спектакле – совсем не то же самое, что короткое выступление. Так что будущее покажет. А пока Гран-при и 15 тысяч долларов остались у организаторов – эта награда конкурса справедливо не досталась никому.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 июня 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: