Главная / Москва / 16 Мая 2013 г.

Скандал в благородном семействе

Страсти вокруг воссоздания Музея западного искусства в Москве продолжают накаляться

ЕЛЕНА РЫЖОВА

Вчера между Москвой и Петербургом состоялся видеомост, посвященный вопросу о воссоздании Музея нового западного искусства. Уже почти месяц не утихают споры вокруг предложения директора ГМИИ имени Пушкина Ирины Антоновой воссоздать уничтоженный в 1948 году по приказу Сталина Государственный музей нового западного искусства (ГМНЗИ), которое она озвучила в ходе прямой линии с президентом. Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа, на часть коллекции которого претендует г-жа Антонова, категорически против передела произведений искусства, как, впрочем, и большинство российских музейщиков. Интересно, что к обсуждению этого вопроса подключились не только деятели культуры и политики, но и футбольные фанаты. Действительно ли возможен передел музейных коллекций и к каким последствиям это может привести, попытались разобраться «Новые Известия».

Ирина Антонова неоднократно высказывалась о необходимости воссоздать ГМНЗИ, ликвидированный Сталиным в 1948 году, однако долгое время этот разговор не выходил за пределы профессионального сообщества. Но стоило ей поднять эту тему на всю страну во время «прямой линии» с президентом, как простое обсуждение переросло в крупный скандал, к которому подключились не только музейщики, но и прочие деятели культуры, политики и даже футбольные фанаты. Последние, болельщики питерского «Зенита», даже написали петицию с призывом не допустить вывоз части коллекции Эрмитажа в Москву. А депутаты Заксобрания Петербурга от партии «Яблоко» Борис Вишневский и Александр Кобринский внесли на рассмотрение местного парламента проект обращения к председателю правительства Дмитрию Медведеву с просьбой о сохранении целостности коллекции Эрмитажа.

Доктор искусствоведения Алексей Лебедев, заведующий Лабораторией музейного проектирования Российского института культурологии, отвечая на вопрос корреспондента «Новых Известий», действительно ли возможно изъятие части коллекции из Эрмитажа, учитывая влияние г-жи Антоновой, сказал, что это не очень противоречит действующему законодательству, поскольку речь идет о перемещении произведений внутри государственного музейного фонда: «Там, правда, нарушается статья 15 музейного закона (54-ФЗ от 26 мая 1996 года), гласящая, что «музейная коллекция является неделимой». Но ее столько раз нарушали, что можно сказать с уверенностью: она просто не действует». Поскольку и Пушкинский, и Эрмитаж – государственные музеи, то в принципе собственник (государство) может передать от одного субъекта управления другому. «Поэтому, к сожалению, это мародерство не противоречит нашему законодательству», – констатировал г-н Лебедев. Таким образом, получается, что, если, скажем, министр культуры даст распоряжение отдать часть коллекции Москве, воспрепятствовать этому музейщики уже не смогут.

«В последние годы у нас раскручивается компания по «распилу» музейных коллекций, когда становится возможным взять и «выдрать» из музея произведения или часть коллекции, – сказал г-н Лебедев. – И это чудовищно, потому что музейная коллекция является памятником истории и культуры. Эрмитаж в целом памятник, а не только отдельные произведения из его собрания. Его нельзя разрушать!»

Подобный «переезд», по глубокому убеждению российских музейщиков, может создать крайне опасный прецедент – как внутри страны, так и на международном уровне. Как отметил Алексей Лебедев, «стоит только начать передел, как со всех сторон посыплются претензии». В частности, это касается реституции культурных ценностей, попавших в наши музеи во время Второй мировой войны. Так, вчера польский министр культуры Богдан Здроевский высказался на больную для всех музейщиков тему: дескать, было бы неплохо вернуть в Польшу 18 находящихся в России произведений искусства, вывезенных немцами во время войны. До сих пор не решен вопрос о так называемом «золоте Трои», библиотеке Шнеерсона и так далее.

Кроме того, могут возникнуть претензии у музеев друг к другу. Например, Эрмитаж на том же основании может потребовать вернуть себе произведения старых европейских мастеров, которые в свое время забрали в ГМИИ. А Музеи Кремля потребуют у Третьяковской галереи вернуть свои иконы. «Это разрушение самих основ музейного дела, – сказал Алексей Лебедев. – Ведь музей по своей природе – это то место, куда произведение может попасть, но откуда уже не может быть изъято. Он ради этого и создан обществом. Мы должны, наконец, остановиться, признать целостность, неделимость музейных коллекций».

По словам Алексея Лебедева, музейщики в принципе могут договориться между собой и всегда это делали. Кроме того, позиции Антоновой и Пиотровского по этому вопросу были давно известны: «Профессиональное сообщество однозначно поддержало Пиотровского, мнение Ирины Александровны оставалось частным мнением, которое коллеги, признавая ее огромные заслуги, тем не менее не разделяли. Шел профессиональный разговор, использовались общепринятые цивилизованные механизмы (например, показ произведений на совместных выставках как в Москве, так и в Петербурге). И не было никакой проблемы». По его мнению, проблема возникла в тот момент, когда г-жа Антонова вынесла этот вопрос в публичное поле во время «прямой линии» с президентом: «Это было ошибкой, поскольку вопрос, который должен решаться исключительно специалистами, мгновенно стал уделом непрофессионалов. Единственный результат, который таким способом мог быть достигнут, – это скандал. Его мы сейчас и наблюдаем».

К слову, Михаил Пиотровский, выступающий категорически против передела части коллекции Эрмитажа, в понедельник публично извинился перед Ириной Антоновой за допущенные им ранее критические высказывания относительно ее инициативы воссоздать ГМНЗИ.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 мая 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: