Главная / Москва / 30 Апреля 2013 г.

В поисках своей России

На Крымском Валу открылась выставка Михаила Нестерова

Елена ГУБАЙДУЛЛИНА

Развернутая в Третьяковской галерее на Крымском Валу выставка Михаила Нестерова приурочена к его 150-летию. Наследие русского классика представлено масштабно и объемно. К полотнам из собрания Третьяковки добавилось около трехсот работ, привезенных из других музеев и частных собраний.

ПОРТРЕТ ЛЬВА НИКОЛАЕВИЧА ТОЛСТОГО. 1907 Г.
ПОРТРЕТ ЛЬВА НИКОЛАЕВИЧА ТОЛСТОГО. 1907 Г.
shadow
В экспозицию вошло много хрестоматийных картин (от «Пустынника» и «Видения отроку Варфоломею» до «Амазонки» и «Портрета Павлова»). Но много и открытий. К примеру, холст «Голгофа», который последний раз показывали в 1901-м, специально отреставрировали к нынешнему юбилею. Также впервые выставлены работы, недавно подаренные Третьяковке внучкой художника Ириной Шретер. Кроме живописи и графики есть большой раздел эскизов храмовых росписей, многие из которых малознакомы зрителям.

Выставка-биография «Михаил Нестеров. В поисках своей России» сложилась из нескольких глав. «Начало пути» – работы в стиле передвижников, не без влияния любимого учителя Василия Перова. Исторические и бытовые картины, напоминающие подробные мизансцены психологических спектаклей, интересно разглядывать. Художник-философ в художнике-режиссере еще не угадывается. Но глубина и чуткость уже видны, и дальнейшее обращение живописца к религиозным сюжетам закономерно.

Глава «Утверждение своей темы» начинается с «Пустынника» – первой картины Нестерова, купленной Третьяковым. Игровые ситуации молодого художника уже не интересуют. Он стремится запечатлеть мысль, воплотить дух, создать образ молитвенной сосредоточенности. «Цикл о Сергии Радонежском» – кульминация в разработке темы. В православных полотнах Нестерова (а они составляют большую часть выставки) нет ни пафоса, ни надрыва. Его философия поэтична, богоискательство ненавязчиво. Художник не наставляет на путь истинный, не поучает.

Нестеров признавался, что избегал изображать сильные страсти. Пожалуй, он один из самых созерцательных русских художников. Но сколько боли и обреченной печали в картине «На Руси» (1914–1916)! Художник собрал на воображаемый крестный ход русский люд всех эпох и сословий, словно предчувствуя неотвратимые катаклизмы. Рядом с солдатом, ослепшим на Первой мировой, идут Достоевский, Толстой, Соловьев…

Подобные видения пригрезились Нестерову уже при советской власти. В 1933-м он пишет «Страстную седьмицу», где перед крестом вместе с крестьянами склонился Гоголь, а поодаль со свечкой опять появился Достоевский – этих писателей Нестеров считал совестью русской интеллигенции. Из соображений безопасности художник датирует картину 1914 годом. А в одном из писем по поводу «Страстной седьмицы» признается: «Работа, одна работа имеет еще силу отвлекать меня от совершившегося исторического преступления! От гибели России…»

И после 1917-го он продолжал искать свою Россию. Религиозных сюжетов в его творчестве становилось меньше. Но интерес к жизни духа, к энергии мысли проявлялся все интенсивнее. «Портреты» – наиболее интересный раздел выставки. Может, потому, что Михаил Нестеров писал только тех, кто был ему интересен. Настоящих русских интеллигентов. Уходящую натуру. Сегодня, увы, ушедшую навсегда. Поэтому стоит пристально вглядеться в лица художника Васнецова и архитектора Щусева, скульптора Мухиной, академиков Шмидта и Павлова, философов Ильина, Флоренского и Булгакова… И в автопортреты самого Нестерова-художника, несмотря на официальное признание, прожившего свои последние четверть века в чуждой эпохе, но ни разу не изменившего себе.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 апреля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: