Главная / Газета 29 Апреля 2013 г. 00:00 / Культура

«На необитаемом острове я бы больше всего скучала по своему плееру»

Актриса Розарио Доусон

Подготовила Катерина СЕРЕБРЕННИКОВА

В начале апреля на экраны вышел фильм «Транс» – криминальная драма о том, что потеря памяти – еще не повод уйти от ответственности. Одну из главных ролей в картине – гипнотизерши Элизабет Лэмб – сыграла известная американская актриса, певица и писательница Розарио ДОУСОН. Ее карьера началась со скандального фильма «Детки» (режиссер Ларри Кларк, 1995 год). После этого были «Люди в черном-2», «Город Грехов» и «Александр», в общей сложности более 40 ролей. «Новым Известиям» актриса рассказала о том, каково это – читать чужие мысли.

shadow
– Розарио, расскажите о своей работе в картине «Транс».

– У меня было три разных сценария, постоянно приходилось жонглировать ими во время работы. В результате получалась неимоверная путаница с тем, в какой части картины будет какой фрагмент и что на этом этапе известно зрителю, а что мне. Пожалуй, это было самым интересным. Нечто подобное было в фильме «25-й час» (криминальная драма режиссера Спайка Ли), в котором приходилось одновременно снимать предыстории, любовь, обман, и в конце концов ты уже просто не можешь доверять своей героине. Однако тогда я многому научилась. С другой стороны, я поняла, что единственный способ избежать хаоса – не беспокоиться о зрителях, но полностью погрузиться в происходящее. Ведь все преимущество моей героини – это блеф, и ей нужно жить по законам этого блефа.

– В чем уникальность Дэнни Бойла как режиссера?

– Дэнни – очень страстный и талантливый человек, видно, как он любит свое дело. Мы снимали фильм в Англии, где он параллельно работал над церемонией открытия Олимпийских игр. Кстати, ни фильм, ни Олимпиада не пострадали! Иногда он откладывал съемки, бежал на стадион и опять возвращался на площадку. Даже прекрасно осознавая свою ограниченность во времени, Дэнни все равно держит все на высочайшем уровне – выше, чем все то, чем он занимался ранее. И все получилось великолепно! Меня очень впечатлило, как он умело жонглировал проектами, заряжая энергией всех вокруг. Его страсть невероятно заразительна! Быть с ним на съемочной площадке каждый день – это прекрасная возможность учиться новому.

– Есть ли какое-то произведение искусства, которое больше всего повлияло на вас в жизни?

– Их очень много… Больше всего на меня влияет музыка. Если бы не она, я бы никогда не стала той, кто я сейчас. Думаю, окажись я на необитаемом острове, в первую очередь скучала бы по своему плееру. Для меня даже сложно выбрать какого-то определенного исполнителя. Вообще, как мне кажется, любовь к искусству – очень важная вещь. Со мной согласен и Дэнни (Бойл. – «НИ»), мы с ним об этом много говорили. Искусство почему-то всегда считают неважным, необязательным, мало преподают в школе. А между тем это наша культура, которая делает нас людьми. Поэтому замечательно, что искусство играет в фильме большую роль. Перед тем как начать съемки, я прочитала новеллу Стива Мартина «Объект красоты», посвященную американскому миру коллекционеров живописи. Я читала и удивлялась, что кто-то может заплатить немеренные деньги за картину. Но потом поняла, что это не просто покупка картины, это культивирование истории. Не ты владеешь искусством, но оно владеет тобой. И такая любовь к искусству греет мне душу.

– А вы собираете произведения искусства?

– Я люблю доморощенное, так сказать, непрофессиональное искусство. Путешествую по миру и покупаю забавные вещи, сделанные местными умельцами, фотографии или рисунки, – все, что приглянется. Но не для того, чтобы потом хранить у себя дома, я там слишком редко бываю. Нет, таким образом я пытаюсь хотя бы немного помочь художникам. Именно поэтому я хожу на поэтические вечера моих друзей, приобретаю их пластинки. Это не чепуха для заполнения плеера, но что-то, что важно для них, а значит важно и для меня. У меня много друзей-художников, может быть, они не очень известны, но я их очень ценю. Так что в этом плане искусство стало действительно важной частью моей жизни. Друзья поддерживают меня в моей работе, и мне нравится поддерживать их. Вот такие у меня отношения с искусством.

– В фильме «Транс» вы играли гипнотизершу. А пробовал ли кто-нибудь из актеров на себе гипноз по-настоящему?

– Мы встречались кое с кем во время репетиций, но никто не согласился попробовать. Но, к счастью, я и раньше встречала разных гипнотерапевтов в Англии и пару – в Штатах. Однажды я ходила в Институт гипноза и мотивации в Калифорнии, было очень интересно. Помню, у меня был сеанс гипноза. Женщине, которая его проводила, я буквально в двух словах рассказала о своей проблеме, однако, как только мы закончили, она пересказала мне все мои подсознательные страхи, мысли и желания. Фантастика! Не помню, чтобы я ей рассказывала что-то подобное. Ты просто ложишься, расслабляешься, чувствуешь, как снижается температура тела, и думаешь, что вот-вот уснешь. Просто слушаешь голос. Гипноз напомнил мне сериал «Шерлок» с Бенедиктом Камбербэтчем. Оказалось, что чтение мыслей – не волшебство, этому очень просто научиться. Например, по акценту можно определить, где ваш собеседник родился, где учился. Мы встречались однажды с Дереном Брауном, психологом, который много занимался подобными вещами. Со стороны его работа выглядит как шоу, но на самом деле он просто удивительно умен и знает, на что надо обратить внимание. Схожей тактикой пользуются профессиональные игроки в покер. Они пристально следят за мимикой, движениями рук, даже дыханием своего партнера – за тем, на что остальные не обращают внимания. Этим же занимаются гипнотерапевты. Поэтому они могут помочь вам справиться с любой проблемой – с фобией, с вредной привычкой, с переживаниями по поводу расставания с любимым человеком. Как бы абсурдно это ни звучало, их практика основана на том, что, по сути, внутри мы все одинаковы. Это поразительно.Я вообще стараюсь не нервничать. Но после премьеры фильма плохо получается. Раньше я видела фильм только на экране компьютера, а теперь наконец-то смогла посмотреть его вместе с множеством людей… Это как стоять голой на публике. К тому же «Транс» получился настолько непохожим на первоначальный сценарий, на то, как мы его себе представляли… Это совсем другая картина, интересно оценивать его спустя полтора года после окончания съемок, но уж очень волнующе. Еще и бесконечные интервью, обсуждения… Теперь мне просто необходим отдых.

– Каковы ваши ощущения после съемок в «Городе грехов 2»?

– Прошло уже немало времени после съемок первого фильма, к тому же Гейл – забавная девушка, я обожаю ее. Это жестокий человек в жестоком мире, она буквально наслаждается насилием. И в этот раз мне было сложнее стать ею и тоже полюбить такой способ развлечения, но тем интереснее. Единственный выход – не принимать близко к сердцу эту роль, общаться после работы с коллегами, замечательными людьми, которых я люблю, а потом вновь возвращаться на площадку и изучать ее характер. Но одновременно я снималась в фильме Gimme Shelter, где играла наркоманку и мать Ванессы Хадженс, вот это была по-настоящему трудная работа. Роль маленькая, но очень тяжелая эмоционально. Насколько тяжело было играть, настолько нелегко было потом выйти из образа. После целого дня съемок я только на следующий день, умываясь, поняла, что на моем лице все еще маска злости, в моем теле – все еще та женщина. Я подумала: «Ладно, следующей будет какая-нибудь романтическая комедия, иначе сойду с ума».

Опубликовано в номере «НИ» от 29 апреля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: