Главная / Газета 26 Апреля 2013 г. 00:00 / Культура

Нелишний билетик

Как сходить в театр и не разориться

Елена РЫЖОВА, Ольга СЕРЕГИНА

В майские праздники многие москвичи и гости столицы наверняка захотят посетить театры Первопрестольной. Однако осуществить это удастся далеко не всем. Все доступные билеты на популярные постановки, как правило, уже выкуплены, а в продаже остаются только контрамарки по зашкаливающим ценам. Как показал опрос, проведенный на сайте «НИ», только 6% проголосовавших готовы заплатить за билет в партер от 2 до 3 тыс. рублей. Большинство же (38%) пойдут в театр только в том случае, если заветная контрамарка будет стоить до 500 рублей. Почему цены на билеты в столичные театры стали столь «кусачими», от чего это зависит и будут ли в будущем билеты относительно доступными для более широких слоев населения, попытались разобраться «Новые Известия».

shadow
Вздохи о том, что цены на театральные билеты в Москве зашкаливают (даже по сравнению с Парижем и Лондоном, не говоря уже о Берлине и Варшаве), раздаются давно. Так, чтобы сходить на какой-нибудь топовый спектакль, демонстрирующийся в популярном столичном театре, придется изрядно раскошелиться. Например, посещение «Дня радио» в театре «Квартет И» обойдется вам в сумму от 1 до 7 тыс. рублей, «Зойкиной квартиры» в МХТ имени Чехова – от 500 до 3 тыс. рублей, «Пристани» в Театре Вахтангова – от 700 до 6,5 тыс. рублей. Столько придется заплатить, покупая билеты непосредственно в кассах театров. Цены же, предлагаемые различными агентствами, распространяющими заветные контрамарки, от официальных порой отличаются в разы. Понятно, что не в сторону уменьшения. При этом самые дешевые билеты (с местами на галерке), как несложно догадаться, «уходят» за считаные часы.

Стоимость театральных контрамарок зависит от многих факторов, главный из которых – платежеспособность городского населения. Так, средняя цена на билеты в Москве в 2–2,5 раза выше, чем в Санкт-Петербурге, который в свою очередь предлагает билеты в театры по более высоким ценам, чем в провинции. Скажем, контрамарки в партер питерского Малого драматического театра будут стоить от 500 до 1000 рублей. Когда же он гастролирует в Москве, то билеты предлагают по 4–5 тыс. рублей, при этом стоимость билета с рук может доходить и до 30 тысяч. А на легендарный спектакль «Братья и сестры» в последний приезд питерского театра в столицу барышники просили за билеты по 60 тыс. рублей! И, что удивительно, находились желающие приобрести их.

Можно подсчитать, в какие немыслимые траты может вылиться поход всей семьей на модную постановку.

Как пояснили «Новым Известиям» в пресс-службе столичного департамента культуры, цены на все билеты формирует каждая отдельная организация: «Раскладку цен на билеты театры согласовывают с департаментом. Кроме того, все решения о специальных скидках также регулирует самостоятельно театр при согласовании с нашим ведомством».

Георгий Макриди, заместитель директора по эксплуатации спектаклей и работе со зрителем театра «Школа современной пьесы», рассказал «НИ», что цена билета зависит непосредственно от затрат, связанных с постановкой (в частности, речь идет о декорациях, костюмах), плюс гонорарная часть. Из-за того, что себестоимость каждого отдельно взятого спектакля различается, сделать цену на билеты одинаково невысокой просто невозможно. Г-н Макриди отметил, что театр действительно высылает в департамент культуры раскладку с ценами на билеты, однако согласовывать их с ведомством не нужно: «Если цены будут какими-то сумасшедшими, то департамент, которому мы подчиняемся, наверное, имеет право высказать свое мнение».

Режиссер Владимир Мирзоев в беседе с «НИ» согласился, что цены на билеты в столичные театры зашкаливают, однако считает, что решить эту проблему не так просто: «Вы не можете подойти к какому-нибудь театральному директору и сказать, дескать, давайте сделаем цены на билеты низкими. Это называется социализмом. А при социализме, как известно, возникает дефицит, то есть экономика просто перестает работать. Наша экономика работает плохо, поскольку у нас действует так называемый государственный капитализм, то есть все меньше бизнеса, все меньше свободы для предпринимателей, они не защищены законом, колоссальная коррупция и основные ресурсы сосредоточены в госкорпорациях».

По словам нашего собеседника, ценообразование на театральные билеты связано с тем, как функционирует экономика в целом: «В цену билета входит в том числе, скажем, 40% коррупционной составляющей – как в цену любого продукта, который продается в наших магазинах».

Режиссер считает, что цену на любой продукт, в том числе театральный, устанавливает рынок, а не театр: «Скажем, у вас есть магазинчик, в котором вы продаете молоко и хлеб. Если в стране коррупции вам нужно платить откаты всяким санэпидемстанциям и прочим инстанциям, то, чтобы держать свой бизнес на плаву, вам, соответственно, нужно поднимать цены на продукты. То же самое происходит и в театре. Если вы хотите, чтобы ваш спектакль был рентабельным, вы должны поднимать цены на билеты, потому что вам поднимают цены на всё – на создание декораций, аренду помещений и прочее. В экономике все взаимосвязано. Театр – экономический субъект, как и любой другой субъект, работающий на рынке, будь это ларек или кинокомпания. Все болезни и проблемы нашей экономики сказываются в том числе и на театре», – добавил режиссер.

Поход вдвоем в какой-нибудь популярный столичный театр в пределах Садового кольца может обойтись в 10 тыс. рублей. Но, похоже, в Москве уже сформировалась прослойка, для которой посещение театра – мероприятие, за которое не жалко отдать сумму, превышающую и затраты на ресторан, и даже стоимость зимних сапог. Правда, и ведет себя эта «новая русская публика» в театрах по-хозяйски. Стали печальной традицией громкие разговоры публики в музыкальных театрах во время увертюры. Действительно, если солисты еще не начали петь, чего стесняться-то? А про привычку московской публики чуть только закончился спектакль лететь стрелой в гардероб, чтобы ни одна муха тебя не обогнала, не писал только ленивый.

shadow Любопытный парадокс: чем выше цены на билеты в театр, тем бескультурнее ведут себя зрители. Хуже всего, по нашим наблюдениям, публика в Большом театре. Чего стоит хотя бы ее привычка вслух читать переводную бегущую строку. Полное ощущение, что половина зала безграмотна, вот добрые соседи и стараются. Отдельно стоит традиция выражать свое глубокое пренебрежение к происходящему на сцене либо громкими возмущенными комментариями, либо демонстративным уходом с топаньем ног и хлопаньем дверями. Во время спектакля «Воццек» (одна из лучших постановок на сцене Большого за последнее пятилетие) зрители уходили семьями и даже рядами. И бедным прекрасным солистам и оркестрантам приходилось играть и петь под непрерывный аккомпанемент хлопающих дверей.

Недалеко ушла по «девственной наивности» относительно правил поведения в театре и нынешняя мхатовская публика: громкие комментарии лиц, обладающих свободным капиталом, но не обремененных лишними знаниями, никогда не читавших ни Булгакова, ни Чехова, буквально висят над залом. А уж бурный исход публики в антракте «Чайки» и вовсе вошел в новейшую историю. Уходила же почтеннейшая публика вовсе не потому, что ей не понравилось, но потому, что в невинности своей была уверена, что все, сюжет завершен.

Опять же, в отличие от Европы, в наших театрах плохо развита система так называемых скидочных билетов. Скажем, во многих европейских театрах у касс висят таблички, где обозначены льготные категории граждан – преимущественно пенсионеры и студенты. Причем льготные места вовсе не означают (как это принято у нас), что тебя загонят на ярус или усадят на откидное сиденье где-нибудь за колонной. Нет, это те же самые места, что продаются любым желающим, только стоят они иногда на треть, а порой и вполовину дешевле. Самое удивительное, что эта стратегия окупается, поскольку, приобретя привычку ходить в театр, вчерашний студент часто сохраняет ее на всю жизнь.

Тем не менее льготные категории граждан все-таки могут попасть практически во все столичные театры по билетам за смешную цену (100–300 рублей). Правда, для этого придется запастись терпением, а иногда – и разыграть из себя перед администратором бедного студента. Кстати, о студентах: практически все театры открывают свои двери совершенно бесплатно для учащихся театральных вузов. Остальные студенты могут попасть в храм Мельпомены (иногда также бесплатно), отстояв живую очередь к администратору непосредственно перед спектаклем.


Виктор ШЕНДЕРОВИЧ, писатель-сатирик:
«Театр не хлеб, чтобы стоить пять копеек»
– Театр должен быть доступным удовольствием, но, конечно, все-таки удовольствием. Это не хлеб, чтобы стоить пять копеек. Но я смотрю на этот вопрос счастливым образом с двух сторон – и как человек, сидящий в зале и покупающий билеты, и как артист, выходящий на сцену. И я понимаю, что мой гонорар складывается ровно из тех денег, которые заплатили сидящие в зале. Именно поэтому я сам, даже когда знаком с артистом, предпочитаю покупать билеты. Однако я не понимаю, почему билеты даже в очень неплохой московский театр стоят в три раза дороже, чем на бродвейское представление. Почему я за актера N, известного по плохому сериалу, должен платить в два раза больше, чем за Аль Пачино в «Венецианском купце», я понять не могу. Это с одной стороны. С другой стороны, билеты, конечно, не должны стоить 100–300 рублей. Это будет просто означать соответствующее качество. Актер, уважающий свой труд, просто не сможет заработать этим на жизнь. Здесь нужна какая-то золотая середина. На проклятом Западе, по крайней мере в Америке, эта середина найдена.
Записала Елена РЫЖОВА

Опубликовано в номере «НИ» от 26 апреля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: