Главная / Москва / 8 Апреля 2013 г.

Англо-русско-узбекский плов

Севара Назархан пока не знает, что делать со своим голосом в России

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

В пятницу в одном из крупных столичных клубов свой первый большой концерт в Москве дала узбекская певица Севара Назархан. Воспитанница Питера Гэбриэла в мире этномузыки уже давно на хорошем счету, но в России ей не хватало популярности. Участие в телешоу «Голос» исправило ситуацию: послушать ее уникальный вокал собралась аудитория в тысячу человек во главе с Аллой Пугачевой.

Фото: С САЙТА SEVARA.RU
Фото: С САЙТА SEVARA.RU
shadow
Несмотря на то что узбечку Севару как певицу открыл Гэбриэл в Лондоне, мы априори считаем ее своей: русский – ее второй родной язык. «Свои» нечасто балуют музыкальных эстетов настоящими концертами-событиями. Концерт Назархан – действительно заметное событие в музыкальной жизни Москвы. Она вполне может стать нашей новой звездой – оказаться в авангарде процесса «очеловечивания» музыкального мейнстрима: мода на безголосые бездарности вот-вот должна уйти, а петь кому-то надо.

Концерт показал, что у Севары есть амбиции занять значительную нишу в российской музыкальной жизни, однако она пока не определилась, в каком направлении ей двигаться. По большому счету, в пятницу нам показали три концерта. Первый блок – типичные для западных поп-див англоязычные вещицы с довольно мощной моторикой, которая не всегда позволяла показать Севаре ее действительно роскошный голос. Второй – разношерстная музыка made in Russia. Третий – этника на узбекском языке.

О втором и третьем блоке стоит сказать подробнее. Еще три года назад, собирая первый и пока единственный русскоязычный альбом, Севара сделала ставку на «непопсовых» авторов – от Бориса Гребенщикова до Иосифа Бродского, от Сергея Михалка до куртуазных маньеристов во главе с Вадимом Степанцовым. Степанцов, к слову, в пятницу лично вышел на сцену, чтобы исполнить дуэтом «Мы приходим». Подборка получилась отличной, несмотря на то что в песне БГ стопроцентно угадывается «Аквариум», а в песне Михалка – «Ляпис Трубецкой». Большие имена российской музыки не пожалели своих песен для такого бриллианта из Узбекистана. Гребенщиков звонил Севаре прямо с Алтая аккурат после того, как на него там снизошла композиция «Новый шелковый путь». Вот уж где певица раскрылась полностью: на коде, где у БГ мог бы звучать шикарный дудук Дживана Гаспаряна, ей достаточно собственного голоса.

Белой вороной в этом альбоме смотрится только песня «Герой» Карена Кавалеряна, ставшего в последние годы чуть ли не самым популярным автором у участников «Евровидения». Эта вещица уступает другим по уровню, но, как любой продукт хитмейкера, привязывается к ушкам среднестатистического слушателя и может полюбиться программным директорам радиостанций. Вокальных возможностей артистки она не показывает – и будет очень обидно, если Назархан на потребу широкой публике превратится в России в Баскова, давно смекнувшего, что шиковать тут тенором смысла нет. Можно собирать цветы и деньги, не напрягая связки, просто регулярно появляясь на экране и изредка целуясь с Волочковой. «Не судите строго, просто растворитесь вместе со мной», – предупредила певица перед исполнением «Героя».

К концерту репертуар Севары обогатился еще и песней Игоря Николаева. «Там нет меня» – не самое плохое и далеко не самое примитивное творение Игоря Юрьевича, но в то же время не самое бодрое. Появление в концерте советской эстрадной классики – «Нежность» и «Необыкновенные глаза» – безусловно, взбодрило публику. Вопросов к исполнению тут никаких. Но концерт, если уж по канонам, – это все-таки не конкурс и не телешоу, в котором зрители могут сравнить исполнение с оригиналом. Увлекаться каверами на такие вещи в самом начале карьеры опасно: можно стать эдаким лидером всероссийского караоке, чего в случае с Севарой Назархан тоже очень не хотелось бы. Точнее, каверы-то могут быть (их в век отсутствия новых мелодий исполняют почти все: Кинчев – Цоя, Лепс – Высоцкого), но только после того, как артист определится, в каком собственно стиле он хочет выступать.

А с выбором стиля проблема. Это стало окончательно понятно после того, как Севара перешла к своим корням, с которых она и начинала как певица – то есть к узбекской этнике. Потрясающая музыка, абсолютно органично впитывающая в себя ее голос, казалась тем не менее после русских «бодрячков» заунывной. Народ потянулся к выходу. Несколько растаманов, впрочем, как раз нашли свой Вавилон и бегали, делая вид, что играют на перилах трибуны, как на струнах. И это лишний раз доказывает, что Севаре нужно определиться с направлением и соответственно с аудиторией. Можно попробовать и на три фронта. Например, этническую программу исполнять на европейских и российских летних оупен-эйрах и в Узбекистане, англоязычную – в западных клубах, ну а русскую оставить нам и здешним заказчикам корпоративов. Причем желательно без попсовых авторов. Если Гребенщиков, Михалок и Степанцов с Александром Вулых готовы снабжать Севару такими же отличными песнями, вполне вероятно, что ее карьера может пойти в России в гору. И тогда «Евровидение», куда она хотела поехать, для этого совершенно не понадобится.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 апреля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: