Главная / Газета 21 Февраля 2013 г. 00:00 / Культура

«Свободен от бытового смысла»

В Северной столице демонстрируются работы легендарного мастера андеграунда

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

Выставка живописи и графики Евгения Михнова-Войтенко «Ау, Михнов» открыта в Петербургской галерее искусств. Несколько лет назад художник Владимир Немухин написал о своем коллеге строки, определяющие глубинную суть его творчества: «Он был весь свободен от бытового смысла и весь был погружен в свое видение (идею), невероятное видение этого мира, мира города». И действительно, яркий творец андеграунда, спонтанный и радикальный Михнов-Войтенко был буквально «пронизан» Петербургом-Ленинградом, и до сих пор каждое появление его работ в городском выставочном пространстве становится событием заметным и неординарным.

«Веер». 1956 г.
«Веер». 1956 г.
shadow
Будущий художник родился в Херсоне, но в пятилетнем возрасте переехал с матерью в Ленинград. Ребенком был впечатлительным и одаренным в различных областях искусства. Сама жизнь юноши напоминала мозаичное панно, сродни его причудливым работам. Поучился в артиллерийском училище, поработал как ученик токаря на заводе имени Свердлова; среднюю школу, волею обстоятельств, заканчивал в Минске, вернувшись в город на Неве, поступил на скандинавское отделение 1-го Ленинградского педагогического института иностранных языков…

Первые абстрактные работы Михнов-Войтенко написал в 1956-м году, а двумя годами ранее он попал в руки к Николаю Акимову, став студентом едва открывшегося постановочного факультета Театрального института. Акимов ценил нестандартного ученика (хотя сам Евгений называл себя «антиучеником») и вольно или невольно оказал существенное влияние на решение Михнова-Войтенко стать живописцем.

«Лабиринт». 1959 г.
shadow В записных книжках художника есть такая запись: «Если подходить к листу бумаги как к листу, а не как понятию беспредельного, то ты насилуешь бумагу, самопроявление затмевает суть». И такая: «Неужели ты думаешь, что я работаю для собственного удовольствия?! Я отдаю Богу – божье. Мне стыдно, страшно, что я не могу отдать…» Они многое объясняют, в том числе то, почему Михнов-Войтенко стоял «особняком» в среде собратьев-нонконформистов, среди которых были такие столпы отечественного неофициального искусства, как Оскар Рабин и Дмитрий Краснопевцев. Созданный им новый изобразительный язык был чувственным, музыкальным и, главное – ничем не ограниченным.

Бесконечность и безмерность (вселенной, мироздания, творчества) органично переданы создателями выставки: в просторном зале много воздуха, света и пространства, не загроможденного в угоду количественным «показателям». Все «вертится» вокруг серии «Тюбик» – кульминационной и знаковой, вместившей в себя поиски языка и ощущения, «космоса» и естества. Сам художник определял «тюбики», как «сомнамбулический метод» и «неокаллиграфию». Написанный в 1956–1959 годах цикл включает в себя восемь монументальных живописных работ и целую россыпь небольших графических произведений. Источником для творчества становится краска; холсты сплошь испещрены зигзагами, точками, запятыми… Жизнь в подобном отображении кажется не имеющей ни конца, ни начала, она напоена радостью и ослепительным сиянием.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 февраля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: