Главная / Газета 21 Февраля 2013 г. 00:00 / Культура

Инъекция адреналина

Фильмы-катастрофы провоцируют зрителя

ОКСАНА ГАВРЮШЕНКО

Недавно в столице состоялась премьера российского фильма-катастрофы «Метро». Баннеры и постеры с приглашением на нее благоразумно не размещены в подземке. А несколькими днями раньше в прокат вышла испанская картина «Невозможное», основанная на реальных событиях во время разрушительного цунами 2004 года в Таиланде.

КАДР ИЗ ФИЛЬМА «НЕВОЗМОЖНОЕ»
КАДР ИЗ ФИЛЬМА «НЕВОЗМОЖНОЕ»
shadow
Масштабы (что по сюжету, что по формату) несопоставимые, но оба фильма ориентированы на самого широкого зрителя, любящего постановочную, развлекательную составляющую в кино. В самом деле, в комфортном кинозале наблюдать за стихийным бедствием или вышедшей из-под контроля, взбунтовавшейся техникой как-то особенно удобно. Все эти «Приключение «Посейдона», «Ад в поднебесье», «Аэропорт-75» как жанр получили развитие в 1970-е годы в США. В технически достоверной и изобретательной картинке в американской индустрии всегда знали толк.

У нас же после «первого советского фильма-катастрофы «Экипаж» Митты так ничего запоминающегося в этой нише и не случилось. «Экипаж» стал лидером проката в 1980-м, его посмотрели более 70 млн. зрителей.

Известный продюсер Игорь Толстунов, чья компания и создала фильм «Метро», уверен: тягаться с Голливудом бессмысленно. Подобных историй много у нас не сделают, потому что налицо дефицит собственно драматургического материала и, главное, бюджетов. «Метро» обошлось в 13 млн. долларов, из которых семь – частные деньги. После того как сменилось руководство Московского метрополитена, полетели все договоренности, вплоть до списанных вагонов, был сорван съемочный период, что стоило группе полмиллиона долларов. «Метро» снимали в Самаре.

За операторскую работу отвечал один из самых именитых мастеров цеха Сергей Астахов. В основе фильма одноименный бестселлер Дмитрия Сафонова, где авария происходила на Тушинской линии, кинематографисты же перенесли действие в центр, между вымышленными станциями «Садовая» и «Бородинская». За полудокументальный стиль отдельное спасибо. Потому что, погружаясь в хаос московских пробок, в «клаустрофобную» ситуацию подземки, накрытой потоками воды, в ад и ужас катастрофы с большим количеством жертв, трудно не ощущать сопричастности. Страшны сцены крушения поезда, рапидом снятые, отчаянные попытки спастись… В конце концов, метро есть метро, и в массовом сознании чувства безопасности подземка не вызывает. «Прорыв» (1986) Дмитрия Светозарова, основанный на реальном случае в ленинградском метро, авторы фильма уважительно вспоминают.

Сцен в чиновничьих кабинетах в фильме Антона Мегердичева немного. Авторы фильма больше сосредоточены на коллизиях любовного треугольника на фоне техногенной катастрофы. И вот здесь медийные лица очень кстати. Сергей Пускепалис со своей природной органикой в роли врача («хороший хирург в районной больнице», как саркастично характеризует его любовник жены), Светлана Ходченкова – блондинка-жена, Анатолий Белый – ее любовник, «из другого мира», озабоченный тендерами. Врач Гарин с дочкой-школьницей, его заклятый соперник, плюс несколько человек в одном вагоне среди выживших. И дальше вплоть до финальных титров разворачивается история чудесного спасения, разбавленная нарастающим напряжением между двумя главными героями – «лузером» с честным лицом Пускепалиса и мажорным бизнесменом-любовником Белым.

КАДР ИЗ ФИЛЬМА «МЕТРО»
shadow Голливудские звезды Наоми Уоттс (номинация на «Оскар» за лучшую женскую роль) и Юэн МакГрегор на фоне страшного цунами на западном побережье Таиланда – манок для зрителей фильма Хуана Антонио Байоны «Невозможное». Испанские продюсеры услышали по радио историю выживания реальной испанской семьи Альварес-Белон и в результате вовлекли тех в процесс съемок. Героев в фильме сделали англичанами.

Сам удар стихии занимает на экране восемь минут, и сравнения с каким-нибудь выдуманным хоррором здесь неуместны. «Компьютерная» вода в качестве альтернативы рассматривалась недолго: она недостаточно реалистична.

«Больше всего меня пугала необходимость рассказать о пяти спасшихся на фоне того, что почти 300 тысяч человек погибли. Важнее всего было найти способ показать эту трагедию с уважением, при этом сумев произвести сильное впечатление на зрителя» – так рассказывал сценарист Серхио Г.Санчес. Для максимальной аутентичности режиссер привлек в массовке многих из тех, кто пережил реальное цунами.

Мария и Генри (прототип героини Уоттс – Мария Белон даже вернулась ради съемок на тот же курорт) с тремя сыновьями – идеальный образчик для семейного кино, каковым «Невозможное» и является. Невзирая на ужасы природного катаклизма. Для испанца Байоны здесь главное – как в хаосе поисков они не теряют надежды найти друг друга живыми. Потому самыми эмоциональными эпизодами в «Невозможном» стали те кадры со случайными людьми (например, как швед с помощью сына Марии находит в госпитале своего сына-подростка), которым повезло найти родных. Встреча и воссоединение семьи – это тот императив, на котором зиждется «Невозможное». Скупые мужские слезы МакГрегора призваны, как в социальной рекламе, напомнить: берегите друг друга.

В «Метро», в общем, о том же, вечном: не доводите дело до катастрофы, подумайте о близких. И оставайтесь им верными.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 февраля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: