Главная / Газета 28 Января 2013 г. 00:00 / Культура

Утром – деньги, вечером – чувства

В Музыкальном театре превратили оперетту в памфлет

МАЙЯ КРЫЛОВА

Премьера «Веселой вдовы» прошла на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. За искрометный шедевр Франца Легара – классика оперетты – взялся драматический режиссер Адольф Шапиро.

Фото: С САЙТА МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕАТРА ИМЕНИ СТАНИСЛАВСКОГО
Фото: С САЙТА МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕАТРА ИМЕНИ СТАНИСЛАВСКОГО
shadow
Почему оперный театр обратился к легкому жанру? Во-первых, традиция. Первой постановкой театра считается «Дочь Анго» Лекока, созданная одним из основателей труппы – самим Немировичем-Данченко в 1920 году. Во-вторых, касса – народ оперетту любит. В-третьих (а может, как раз это – во-первых), качество музыки. Легар в свое время (премьера была в 1905 году) покорил очень разборчивую, избалованную опереттой Вену. С тех пор незатейливая прелесть «Вдовы» никуда не делась. И хотя сегодня оперетта в глазах многих считается низким жанром, на который и пойти-то зазорно, слушать эти мелодии – словно вкушать мороженое в жаркий полдень. Вкусно и радостно.

История, положенная в основу либретто, разумеется, – чистый водевиль. Вдова Ганна Главари приезжает в Париж из небольшого государства Понтенегро. Проблема в том, что в ручках красавицы сосредоточен весь бюджет страны – 20 миллионов, оставленных ей покойным мужем-банкиром. И если Ганна выйдет замуж за иностранного охотника за деньгами, в Понтенегро наступит финансовый кризис. С целью не допустить краха в посольстве страны составляется план – отгонять от Ганны французских ухажеров. То есть, говоря словами заново написанного режиссером текста, «не пускать вдову Главари в море – много акул». Вообще, «что, у нас своих жуликов, то есть женихов, мало?». И «пусть лучше воруют свои, а не чужие». План такой: заставить вдову поддаться ухаживанию соотечественника, графа Данило. Перед ним, по-прежнему влюбленным в старую знакомую Ганну, стоит дилемма – сохранить гордость или позволить себя купить. Ганна в свою очередь тоже не хочет брака по расчету, хотя ее тянет к бывшему жениху. Борьба самолюбий, конечно, закончится в пользу любви.

Эту чисто опереточную историю, положенную на лучезарную музыку, режиссер Шапиро и сценограф Александр Шишкин превратили в злободневный сатирический памфлет. Юмор без политики (например, забавный, переодетый в розовое, оркестр) тонет в море намеков с подтекстом. Картинка покрытой снегом страны, показанная вначале, а потом еще раз на «вечеринке в национальном стиле», устроенной веселой вдовой, не оставляет сомнений, на что намекают авторы. Здесь и обращение на похоронах «сестры и братка», и меховые шапки-пирожки на неотесанных сотрудниках посольства, и автоматчики с собаками, и трескучие официальные лозунги… Откровенно абсурдны аборигены Понтенегро, похожие на ряженых якутов, или неведомо почему вставленные смешки на тему балетного лебедя. Видимо, «Вдову» саму по себе авторы спектакля держат за что-то глупое и пустое. За некую емкость, которую нужно наполнить смыслом. Поэтому лирическая линия почти утонула в «актуальных» аллюзиях, но динамики это не прибавило. Даже многочисленные спецэффекты Шишкина, красивый свет Глеба Фильштинского и общий эксцентрический настрой зрелища не спасали – ритм спектакля периодически буксовал.

Героиня (голосистая Наталья Петрожицкая), чтобы отпугнуть ухажеров, мечтающих о «браке бумажника с портмоне», сперва появляется с лысой головой, потом обретает прическу, а под конец обрастает гривой черных волос. Что еще ожидать от вдовы, бесстрашно рассказывающей аристократии Парижа о своей бабке-доярке, с диалогом: «Вы так непосредственны». –« Деньги это позволяют». В отличие от дамы граф (Арсен Согомонян) обаянием не блещет, он поет и говорит с равнодушным видом. К счастью, «вкусной» игрой порадовали артисты старшего поколения – Леонид Зимненко (военный атташе) и Николай Гуторович (атташе по культуре). Особенности оперетты, судя по вялому исполнительскому результату, вообще не дались многим участникам постановки. Им трудно функционировать вне привычных рамок оперы, которая, кстати, в спектакле не раз пародируется. То же происходит со знаменитым парижским рестораном «Максим», куда захаживает Данило: его копию специально для графа выстраивает сама вдова, благо средства позволяют.

Нельзя сказать, что Шапиро напрочь отмел искренность главных героев (обусловленную, как ни крути, партитурой). В финале, когда на пустой сцене остаются лишь Он и Она, отринувшие внешние условности, выясняется: для любви мирская суета не помеха, хотя и тут намек на деньги – вдова обнимается в золотом платье и серебряных туфлях. Но перед этим, будем считать, очищающим моментом слишком много наверчено и накручено, чтобы у публики на душе остался именно финал. Музыка «Вдовы» взывает к шарму беспечного флирта, к житейской радости и нежной сокровенности. Но зрители запомнят иное.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 января 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: