Главная / Газета 10 Января 2013 г. 00:00 / Культура

Великолепная семерка

Какие наиболее значимые театральные премьеры и гастроли состоялись в 2012 году

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Насыщенный политикой год редко бывает обильным на художественные впечатления. Однако и среди погромов, скандалов, судебных расследований и преследований, среди митингов, петиций, пикетов и драк неколебимыми островками остаются художественные события, которые будут свидетельствовать о нашем времени и о нас. Семь спектаклей (из них два гастрольных) стали главными константами минувшего года.

Фото: МИХАИЛ ТУТЕРМАН
Фото: МИХАИЛ ТУТЕРМАН
shadow
«Коварство и любовь» Шиллера. МДТ – Театр Европы (Санкт-Петербург).

Прошедшие 12 месяцев войдут в историю как год, когда политика снова ворвалась в каждый дом и стала личным делом даже тех, кто традиционно старался держаться от нее подальше. Торжествующая госмашина и неучтенный человеческий фактор – два полюса противостояния в постановке Льва Додина. Не прибегая к лобовым методам насильственного «осовременивания» классики, Додин вернул тексту Шиллера живое дыхание. Саркастический, лаконичный и ясный спектакль создан рукой мастера и сыгран актерами МДТ с точным чувством авторского стиля и локтя партнеров.

«Литургия ZERO» по «Игроку» Достоевского. Александринский театр (Санкт-Петербург).

Валерий Фокин поставил умный, сильный, прекрасный спектакль «о свойствах страсти»: о любви, которая приносится в жертву, о загубленной жизни, о пропавших силах, о неодолимой притягательности рулетки и о том, что человек сам ставит на «Zero». Расчерченной геометрии игры курортного города Рулетенбурга противостоит хаос человеческих надежд, желаний, дикого азарта. Антон Шагин, приглашенный на роль Алексея Ивановича, замечательно передает и эти пароксизмы почти подросткового отчаяния, и силу натуры, которая исчерпается в страстных и ненужных порывах.

«Москва – Петушки» по Венедикту Ерофееву. Студия театрального искусства (Москва).

Сергея Женовача всегда интересовали герои, которые не вписываются в современный мир, существуют перпендикулярно ему, такие, как Веничка – дальний родственник булгаковского Мастера, грустный и деликатный алкоголик, автор коктейлей «Сучий потрох» и «Слеза комсомолки». Алексей Вертков играет Веничку виртуозно, с поразительным чувством особого стиля поэмы, где дистанция между персонажем и автором все время меняется, плывет. За словами Венички слышны ирония автора, и его грусть, и его тяга к филологическим играм со словом и с собственной судьбой.

«Бессонница» на музыку Моцарта. Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко (Москва).

Культовый хореограф Иржи Килиан сочинил шесть монологов и четыре дуэта, втиснутые в 21 минуту колкой острой музыки. Дуэты необычные, потому что только один человек в них реальный – тот, кто приходит из бессознательного и ведет себя как в жизни, а второй, который исследует себя, делает странные вещи. Нарушается гравитация, стираются различия полов – хрупкие девушки не замечают, как поднимают на воздух брутальных мальчиков, великаны и силачи летают бабочками, а субтильные типы разят партнеров и партнерш.

«Многогранность. Формы тишины и пустоты» на музыку Баха. Михайловский театр (Санкт-Петербург).

Начо Дуато умно и тонко создает визуальный образ обобщенной баховской партитуры – ее мажоров и миноров, аккордов и стаккато, сильных и слабых долей, всей этой грандиозной битвы без победителей и побежденных. Молитва, эротика, медитация, риторика – чего здесь только нет! Мало того, Бах (фигура в старинном камзоле и пудреном парике) прямо на наших глазах сочиняет свои сюиты. А пандус задника выглядит как нотный стан, по которому перемещаются артисты и сам композитор.

«Тело Симоны» в постановке Кристиана Люпы (на фестивале «Золотая маска»).

Сквозной темой спектаклей главного гуру польского театра последнего пятилетия стала тема взаимоотношений игры и жизни со всеми ее обертонами: притворства и искренности, реальности и условности, мысли и тела, эгоизма и жертвоприношения. Главной героиней «Тела Симоны» стала Элизабет Фоглер, персонаж из фильма Бергмана «Персона» – знаменитая актриса, внезапно замолчавшая прямо во время спектакля. Кристиан Люпа позволяет зрителям стать участниками диспута об идеологии театрального процесса, а потом – свидетелями чуда репетиционной импровизации.

«Божественная комедия» в постановке Эймунтаса Някрошюса (на фестивале «Сезон Станиславского»).

«Божественная комедия» в «Meno Fortas» – одна из самых бытийственных театральных постановок последних лет и, может быть, поэтому одна из самых резко актуальных. Это только кажется, что политики говорят важное о дне сегодняшнем, на самом деле о главном говорят философы и поэты. В «Божественной комедии» говорится о вечных грехах мира: о корыстолюбии и властолюбии властей – церковных и светских. О местечковых страстях маленьких стран. О человеческой жизни, так легко разменивающейся на мелкую политическую монету. Эймунтас Някрошюс поставил спектакль о человеческой жизни и о любви, которая сильнее ада и смерти.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 января 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: