Главная / Газета 26 Декабря 2012 г. 00:00 / Культура

Физика и химия высоких отношений

В Мультимедиа Арт Музее показали, как делать искусство из мусора и атомов

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Сразу две выставки, открывшиеся в бывшем Доме фотографии, – произведения венгерского художника Вальдемара Маттис-Тойча и российской группы Recycle – представляют нестандартные ходы в освоении новых техник и материалов. Венгр священнодействует со световыми фотонами и квантами, а москвичи – с промышленными и бытовыми отходами. В итоге и в том и в другом случае получается респектабельное, богатое искусство, ласкающее взор и поднимающее над обыденностью.

Вальдемар Маттис-Тойч. «Вечеринка». 2002 г.
Вальдемар Маттис-Тойч. «Вечеринка». 2002 г.
shadow
Чтобы понять произведения господина Маттис-Тойча (представителя знаменитой династии венгерских художников), нужно хоть немного обновить знания по физике. Речь идет об электромагнитных волнах. Простой справки из словаря насчет того, что такое голография и почему Дэннис Габор, соотечественник художника, в 1947 году получил за нее Нобелевскую премию, тут явно не достаточно. Если следовать всякого рода аннотациям, получается, что Вальдемар «превращает данный нам только в ощущениях свет в световые пространства и объекты». Примем на веру, что бы это ни значило.

Когда же подходишь к переливающимся «картинам» венгра, напоминающим психоделические панно в оформление клубов 1980-х годов, очень жалеешь, что устроители выставки не догадались показать сам процесс их создания. Каким образом улавливаются кванты и фотоны, на чем их свечения потом закрепляются (тут явно задействуется какая-то фотопластина) и как должен реагировать зритель. Потому что сейчас сторонний посетитель рассматривает творения Маттис-Тойча исключительно как переливающиеся штуковины (типа советских календариков) и постоянно путает голограмму с голографией. Последнее, кстати, – создание трехмерных изображений – к нашему абстракционисту отношения не имеет. Так или иначе погружение в световую среду тут действительно происходит. В глазах еще долго рябит от «Удара», «Вечеринки» или «Авалона». Если это искусство будущего, к нему стоит привыкнуть уже сегодня.

На будущее, судя по всему, рассчитывает и московская группа Recycle (Андрей Блохин и Георгий Кузнецов), одно название которой («Переработка») уже является модным трендом. С 1950-х годов художники используют отходы и свалочные объекты для разного рода безумных инсталляций. Но до того, чтобы из автомобильной резины или пластиковых бутылок создавались грандиозные творения в стиле греческой архаики или сталинских рельефов, поп-артисты, конечно, не дошли. Recycle – типичный продукт богатых годов рубежа ХХ–ХХI веков.

Дуэт в одночасье занял самые высокие позиции в арт-тусовке, обласкан дилерами и ярмарками. Оно и понятно: в Recycle столько же артистизма, сколько и холодного расчета. Весь фокус здесь заключен в зрительном парадоксе: вот перед нами огромный портал готического собора, только «резьба» и «скульптуры» выполнены из черных пластиковых трубок от кабелей или каких-то других коммуникаций. «Каменные» монолиты на манер древнеегипетских стел или плит с древними письменами на самом деле перелитая в блоки резина. И так всякий раз произведения «переработчиков» очень хочется потрогать, чтобы убедиться – действительно пластик, а не мрамор и правда резина, а не гранит.

Их монументальность сродни грандиозности наших отбросов. Если сегодня археологи находят в раскопах бесконечные глиняные черепки, то завтра они явно будут выкапывать нечто похожее на творения Recycle – прессованные глыбы стаканчиков и пакетов. Отчего бы не взяться за работу уже сегодня и не предъявить будущим поколениям наши свалки в другом ракурсе: мы не только ели-пили, но еще и о высоком думали.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: