Главная / Газета 25 Декабря 2012 г. 00:00 / Культура

Погром как главное средство модернизации

Ольга ЕГОШИНА
shadow
Любимым хобби уходящего года явно были погромы. Самые разнообразные и даже изощренные. Ими увлекались казаки и госмужи. Кто-то ходил под устарелыми лозунгами «долой искусство педерастов, развращающих наши православные нравы»… Кто-то – под креативным «академические клоповники должны быть разрушены!!!» И те, и другие, и примкнувшие к ним третьи, уверенные, что буквально во всем виноваты евреи, хотели как лучше. И те, и другие, и третьи искренне считают, что погром – единственное средство для преобразования жизни и ее, жизни, радикального улучшения. И те, и другие, и третьи противны одинаково.

И те, кто подстерегает не понравившегося им радикального галериста на улице, чтобы надавать ему пинков. И те, которые без благодарностей, без предупреждений выгоняют на улицу худруков, чьи театры кажутся им «недостаточно эффективными». Поскольку никто не знает, в чем и как измерять эффективность, то мы видим, как в этом году бедное ни в чем не повинное слово превратилось в руках чиновников в настоящую дубинку погромщика. В список «неэффективных» попадают вузы, академические институты, театры, музеи, школы...

Похоже, все культурные учреждения нашей страны в одночасье стали ощущать себя персонажем популярного анекдота: а вас, заяц, мы съедим в понедельник!

Правда, в выборе зайцев чиновники федеральных и городских органов придерживаются разной стратегии. Федеральные начали с зайцев самых жирных. Скажем, в список неэффективных вузов попали РГГУ и ЛГИТМиК… Найдите, пожалуйста, интеллигентную семью в любой из двух столиц, в которой никто из родственников или друзей не учился в одном из этих вузов. Получилось? А среди академических искусствоведческих институтов Министерство культуры подвело «под опись» самый известный и наиболее уважаемый Институт искусствознания… Степень децибелов от поднявшегося общественного шума явно зашкаливала, пришлось искать компромиссы и отступления… В результате этого конкретного зайца (возможно, ненадолго), но из списков вычеркнули.

Московские власти предпочли начать с зайца периферийного, окраинного. Скромные музеи. Такие, как музей Булгакова или Маяковского. Периферийные театры… Ну, кому он нужен – этот Театр Гоголя, удаленный от центра и позабытый прессой... Но тут нашла коса на камень! Увольнение Сергея Яшина и назначение нового худрука без всякого согласования с труппой вдруг возмутили самых смирных. Начались театрализованные митинги, голодовки труппы, петиции… Театр, креативно переименованный в Гоголь-центр, спешно закрыли на ремонт, и с тех пор о нем практически ничего не известно. Доходят слухи, что количество зрительских мест предусмотрительно сократили чуть ли не вдвое (одна из главных претензий к Яшину была низкая заполняемость зала).

После выступлений актеров Театра Гоголя властями были отложены намеченные переформатирования драматических театров столицы. Чиновники занялись кукольными театрами. Вроде полгода не прошло, как пришла новая команда в Театр кукол на Спартаковской, – глядь, половина уже хлопнула дверью. А пока срочно заменили руководителей Театра теней, что на Измайловском бульваре...

Кукольники в нашем театральном мире – это примерно то же, что мультипликаторы в киносообществе. Святые юродивые, живущие на какие-то поразительно эфемерные деньги... Да и с признанием в кукольном мире обстоит еще хуже, чем с финансами. Лица скрыты, видны кукольники только на поклонах. А, скажем, в уже помянутом Театре теней один персонаж и вовсе изображают сразу три актера. Один играет голову, другой – туловище, ноги и левую руку, а третий – руку правую. Ну, на какую специальную славу может рассчитывать тот, кто играет правую руку? На какое сострадание своим творческим мукам? Куклы – дело тихих подвижников, которые ни оборонить себя толком, ни хотя бы вслух пожаловаться просто не умеют по самой своей природе…

Как вы помните, заяц из уже помянутого анекдота, услышав свой приговор, немедленно спросил: а можно не приходить на съедение? – Можно, вычеркиваю, – согласился прожорливый, но покладистый погромщик. Может, и нам взять этот простой протестный метод на вооружение?

В конце концов, ни казакам, ни чиновникам заниматься погромами не шибко нравится. Каждый же чувствует, что не для этого грязного дела сотворил его Господь Бог. Да и погром, как показывает наша история, где и театры, и музеи, и выставки громили не раз и не два, – плохое удобрение для расцвета культуры…

Автор – театральный обозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 25 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: