Главная / Газета 12 Декабря 2012 г. 00:00 / Культура

«Они не знают о наших делах»

Сегодня в Министерстве культуры чиновники решат судьбу Института искусствознания

КАТЕРИНА ИВАНОВА

Вчера в НИИ искусствознания состоялось экстренное заседание ученого совета. Причиной тому послужила опубликованная в одной из центральных газет статья, в которой статс-секретарь Министерства культуры Григорий Ивлиев говорит о том, что ученые НИИ искусствознания работают неэффективно (равно как и ученые еще трех научно-исследовательских гуманитарных институтов). И для того, чтобы «добиться эффекта», необходимо все четыре НИИ слить воедино, создав так называемый гуманитарный центр со штатом всего лишь в сто человек…

shadow
Эта новость возмутила научное сообщество, поскольку прежде чиновники Минкульта столь резко не вмешивалось в деятельность ученых. А в научной среде заговорили о том, что подобное слияние проводится с целью сократить государственные расходы, выделяемые на финансирование НИИ, и забрать здания, в которых институты располагаются. Речь идет об особняке в Козицком переулке (НИИ искусствознания), об особняке в центре Петербурга (Санкт-Петербургский Институт истории искусств) и о здании с гостиницей возле метро ВДНХ (Институт культурного и природного наследия). Впрочем, прибывший на экстренное заседание министр культуры Владимир Мединский эти слухи постарался развеять, подчеркнув, что речь сейчас идет лишь о малоэффективной работе институтов.

Для встречи с министром коллектив НИИ искусствознания подготовил собственный ответ на прозвучавшие в статье обвинения.

«Во-первых, в публикации утверждается, что наш институт работает неэффективно, – сказал директор НИИ Искусствознания Дмитрий Трубочкин. – При этом автор публикации ссылается на выводы некой комиссии, которая проводила экспертизу. Однако нам до сих пор не известно, кто входит в ее состав, принципы работы комиссии, а также критерии, по которым она оценивала эффективность нашей работы. Во-вторых, в публикации звучало множество претензий к институту. Например, Министерство культуры недовольно тем, что наши сотрудники за госчет ездят в командировки в теплые страны. Они, конечно, ездят за рубеж, но большинство этих поездок оплачивается принимающей стороной – и деньги российских налогоплательщиков на это не уходят».

Кроме того, г-н Трубочкин (а также многие ученые, выступавшие в защиту НИИ) подчеркнул, что российская наука не первый год уже оторвана от государства: у Министерства культуры и у подведомственных ему НИИ – разные цели и задачи.

shadow «Министерство не получает информации о реальном положении дел в нашем институте, хотя у них 40 отделов и нам впору спросить: чем они там занимаются, – сказал зав.отделом древнерусского искусства Лев Лившиц. – Было бы неплохо, если бы представители министерства хотя бы раз посетили наш институт и не делали преждевременных выводов. Нам не в чем оправдываться».

Министр культуры РФ Владимир Мединский старался держаться уверенно, хотя и принес извинения за публикацию, которая «была написана, возможно, слишком эмоционально».

«Если позволите, я без метафор, без ерничанья и демонстрации взаимного остроумия. Поверьте, все решения мне было бы легче принять за закрытыми дверями, а вы бы узнали о них из приказа, вывешенного на входе.

Все данные для возмутившей вас статьи были взяты из официальных отчетов Института. Значит, они неправильно делаются. Так, например, в финансовом отчете института поездки за границу, которые, как я понимаю, в основном были осуществлены за гранты, проведены по статье бюджет. Это грубая финансовая ошибка. Уважаемое руководство института, научитесь правильно составлять бухгалтерские документы». После этой фразы в зале раздались слова возмущения.

«Многих интересует, намерен ли я сохранить Институт, – продолжил министр. Правда, тут же поправился – Намерено ли Министерство сохранить институт, выражаясь корректно. Я считаю, что самым главным для нас является сохранение научного потенциала Института. А уж будет ли необходима для этого оптимизация, я вам сейчас сказать не могу, потому что рабочая группа еще не завершила свою экспертизу. Окончательные пока решения не приняты».

«НИ» будут следить за развитием событий.


Слова, прозвучавшие на экстренном заседании
Алексей БАРТОШЕВИЧ, заведующий кафедрой истории зарубежного театра РАТИ (ГИТИС):
– На этом собрании мы не должны оправдываться. И собрались мы не для того, чтоб просить министерство о пощаде. Скажу о совершенно очевидной вещи. Интеллектуальная структура нации неразделима. В нее на равных правах входят совокупность всех математических наук и совокупность всех гуманитарных. И без поддержки гуманитарного сообщества никакого «Сколково» мы не дождемся. Вот это надо четко понимать. Вы не найдете ни одной страны, в которой существовала бы столь мощная традиция научно-исследовательской, искусствоведческой работы, какая сложилась у нас. И разрушить ее просто кощунство.

Инна СОЛОВЬЕВА, заведующая научного сектора Школы-студии МХАТ:
– Если это Министерство культуры, то оно должно помогать ученым, искусствоведам, а не мешать и не угрожать нам. Их задача вовсе не сводится к тому, чтобы диктовать ученым правила работы. Наука нежная вещь. Годы и годы уходят порой на создание одной монографии. И потому с позиции менеджера, на уровне отчетов эффективность науки вычислить почти невозможно. Наука измеряется другими критериями.

Александр РУБИНШТЕЙН, первый замдиректора Института экономики РАН:
– За 30 лет работы у меня впервые возникло такое ощущение, что Министерство культуры не понимает своей миссии в отношении с наукой. Научные институты и сама наука служат обществу, а не министерству. И в этой связи совершенно невозможно рассматривать научную деятельность как некое «задание», сформулированное министерством. Наука живет по своим законам.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: