Главная / Газета 10 Декабря 2012 г. 00:00 / Культура

В чиновничьем раже модернизации

Ольга ЕГОШИНА
shadow
Мы так долго жили с самоощущением персонажей Кафки («мы рождены, чтоб Кафку сделать былью»), что не заметили, как поменялся жанр… Какие уж там хитроумные сомнамбулические хитросплетения «Процесса»! Все проще, прозаичнее, приземленнее. Не Кафка, а скорее братья Стругацкие. Их пронзительно-смешная «Сказка о Тройке» стала нашими буднями. Вонюковы, фарфуркисы, хлебовводовы и примкнувшие к ним выбегалло всех мастей вдруг и сразу объявились и в Министерстве образования, и в Министерстве культуры, и в департаментах культуры обеих столиц. Тройки по рационализации и утилизации приступили к своему нелегкому труду сразу по всем направлениям. Взялись переформатировать и оптимизировать, распылять и изничтожать театры, музеи, вузы, теперь вот научные институты...

Уже сложилась процедура, согласно которой фарфуркисы докладывают, что посещаемость неудовлетворительная. Хлебовводовы требуют модернизации. Выбегалло уверяют, что все прогрессивное человечество давно мечтало о переформатировании. И вонюковы выносят резолюцию: переименовать, назначить нового менеджера, сотрудников сократить практически полностью, здание – на ремонт. Театр Гоголя, Музей Булгакова, Музей декоративно-прикладного искусства, Музей Маяковского – список объектов «модернизации» впечатляет. Но, похоже, это только разминка и пристрелка.

Вот уже министерские вонюковы признали «неэффективным» ЛГИТМиК (один из лучших театральных вузов страны, поставляющий премьеров в театры двух столиц) и предложили его «оптимизировать»: слить с Институтом культуры, штат преподавателей сократить, а в здании, как водится, произвести ремонт… Теперь новая напасть – Министерство культуры решило утилизировать и рационализировать Государственный институт искусствознания.

Аккурат в следующем году уникальный научный центр, где создается примерно половина всех фундаментальных отечественных искусствоведческих работ, должен был отпраздновать свое 70-летие. Институт создали, когда Отечественная война забирала все государственные ресурсы, но деньги на культуру находились, поскольку люди думали о будущем государства. Сейчас все уверяют, что у нас все хорошо, но культуру хотят посадить на голодный паек.

За 70 лет институт стал реальным центром отечественного «ведения». Пожалуй, в России трудно отыскать искусствоведа, который бы в тот или иной период своей жизни там не учился, не защищался, не работал. И вот в качестве подарка к юбилею товарищи вонюковы от Министерства культуры подготовили проект «переформатирования». А именно – решили, что для повышения КПД его необходимо слить с тремя другими учреждениями: Российским институтом культурологии, Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия имени Лихачева и Институтом истории искусств (Санкт-Петербург). И создать из всех вышеперечисленных учреждений единый гуманитарный центр со штатом в 100 человек (для справки отмечу, что только в Государственном институте искусствознания работает 380 сотрудников).

Схема, по которой приступают к распылению, обычная: вначале идет обоснование «неэффективности». Статс-секретарь – заместитель министра культуры РФ Григорий Ивлиев написал целую колонку в газете, где обрушил на институт лавину критики. В первую очередь гуманитарную науку обвинили в отсиживании в «башне из слоновой кости» (так и хочется продолжить – в то время как труженики полей и министерские работники без отдыха и т.д.). Надо сказать, что пропахший нафталином жупел ну очень давно не попадался на страницах газет. То ли дело в славные годы борьбы с космополитами (упреки ученым Института искусствознания в том, что западную культуру они изучают неистово, а вот штудии по Рязанской, Тверской, Костромской областям идут неудовлетворительно, взят из набора тех же приснопамятных лет).

После «башни из слоновой кости» ученых в те людоедские годы, как правило, обвиняли в том, что они жируют на плечах народных. Но зарплаты сотрудников ГИИ столь малы, что заместитель министра культуры РФ Георгий Ивлиев, отдадим ему должное, от упрека в рвачестве воздержался. Зато обвинил ученых в зарубежных поездках в теплые страны на симпозиумы, семинары и в научные командировки (почему-то больше всего высокопоставленного критика раздражило изучение архитектуры замков Баварии). Обвинять ученых в поездках на конференции и симпозиумы – это примерно то же самое, что обвинить футболистов, что они злостно мотаются по чемпионатам и олимпиадам вместо того, чтобы дома играть на лужайке... А уж изучение предмета на месте, выезд в архивы – рутина научного дела. Если такой гнев вызывает кратковременная командировка с целью изучения двадцати (!) баварских замков, я представляю, что бы сделал Ивлиев с моей английской подругой, посланной своим институтом на год (!) в Москву с целью изучения мозаик в метро «Киевская».

Я готова поверить, что, нападая на Институт искусствознания, Министерство культуры искренне хочет блага культуре и науке, а не прихватизировать (о чем поговаривают злые языки) особняк в Козицком переулке, который Институт искусствознания после долгих скитаний получил. Готова поверить, что вообще за всеми нашими столичными чиновничьими заботами по переформатированию и модернизации, оптимизации и утилизации стоит искреннее стремление сделать «как лучше». И все вонюковы искренне обижаются: почему не ценят их усилий? Но ведь Стругацкие и написали сказку об административном раже модернизации, который ведет к полному коллапсу всей системы…

Автор – театральный обозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 10 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: