Главная / Газета 5 Декабря 2012 г. 00:00 / Культура

Летать не вредно

В Пушкинский музей доставили рукопись Леонардо да Винчи

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

В качестве главного хита на открывшихся в Государственном музее изобразительных искусств «Декабрьских вечерах» выступает туринский «Кодекс о полете птиц». Этот манускрипт находился когда-то в собственности русского купца, но широким жестом был подарен Италии. С той поры он иллюстрирует гениальные прозрения да Винчи, который задолго до века авиации якобы изобрел дельтаплан и вертолет. В Пушкинском музее его окружили рисунки итальянских мастеров из московского собрания.

Манускрипт написан знаменитым «почерком Леонардо» – в зеркальном отражении.
Манускрипт написан знаменитым «почерком Леонардо» – в зеркальном отражении.
shadow
В леонардовском манускрипте, написанном в зеркальном отражении, есть место, которое бесконечно разгадывают ценители тайн и предсказаний. «Большая птица начнет полет со спины исполинского лебедя, наполняя вселенную изумлением». Речь идет будто бы о полете, который сам да Винчи пытался предпринять во Флоренции. Но, как повелось у этого художника, на словах он шел всегда дальше, чем в делах, – доводить до конца начинания было не в его духе. Вот так же и с рукописью, где ничего толком не объясняется и не разрабатывается.

Собственно, весь кодекс – не столько о полетах и крыльях, сколько о потоках воздуха, который поддерживает птицу на лету. Это такой «дневник наблюдения за природой», который продолжал записи о движении воды и небесных светил. Когда-то два десятка страниц входили в огромный том графоманских опытов да Винчи. Но в XIX веке один из антикваров их виртуозно выкрал. В конце концов, леонардовские листы выкупил Федор Сабашников. Экзальтированный купец не придумал ничего лучше, кроме как торжественно подарить находку королю Италии. С той поры рукопись известна до миллиметра, она сотню раз издавалась и выставлялась.

Интересно, что туринская диковина показывается в Москве как одно из промышленных достижений Италии. И в этом смысле отлично иллюстрирует главный закон рынка: куда как важнее застолбить изобретение, а не реализовать его на практике. В этом плане Леонардо не знал себе равных: при хороших вложениях он на полном серьезе мог пообещать герцогу или султану полет на Луну.

Перед тем как открыть кодекс в музее, по доброй традиции итальянское посольство устроило прием с познавательной лекцией. Один из самых авторитетных знатоков искусства Ренессанса Марина Свидерская была призвана рассказать о новаторстве Леонардо да Винчи. Все ожидали, что речь пойдет о манускриптах и, соответственно, о прозрениях итальянца в сфере авиации (считается, например, что братья Райт, прежде чем взлететь, изучали ренессансный кодекс). Однако Марина Ильинична повела речь не о рукописях, а о картинах. И именно там нашла самое значительное изобретение. Леонардовская светотень оказалась предтечей всех визуальных эффектов современности: от сценических шоу до компьютерных экранов, работающих по тому же принципу (свет в раме). В общем, как ни крути, но да Винчи-живописец истории ценнее, чем ученый.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: