Главная / Газета 23 Октября 2012 г. 00:00 / Культура

Заходите, когда хотите

На фестивале «Балтийский дом» ищут новые формы досуга

ОЛЬГА ЕГОШИНА, Санкт-Петербург

Организаторы фестиваля «Балтийский дом», проходящего в канун 150-летия со дня рождения Константина Сергеевича Станиславского, пообещали проверить «совместно с великими теоретиками и практиками», актуальны ли методы легендарного режиссера сейчас. В программе фестиваля рядом с постановками хедлайнеров театрального искусства присутствуют работы пограничные, находящиеся на грани искусства и масскульта.

Режиссер Пиппо Дельбоно во время спектакля «После битвы» предлагал зрителям «погулять», а потом вернуться в зал.<br>Фото: САЙТ ТЕАТРАЛЬНОЙ КОМПАНИИ ЭМИЛИА-РОМАНЬЯ
Режиссер Пиппо Дельбоно во время спектакля «После битвы» предлагал зрителям «погулять», а потом вернуться в зал.
Фото: САЙТ ТЕАТРАЛЬНОЙ КОМПАНИИ ЭМИЛИА-РОМАНЬЯ
shadow
Юбилей – это всегда не только список торжеств, но и повод подискутировать. Юбилей Станиславского – не исключение. То в его преддверии пройдет дискуссия, посвященная серьезному вопросу: можно ли считать режиссуру профессией и можно ли ей учить? Напомним, что становление и осознание режиссуры как профессии и ремесла связано прежде всего с именем Станиславского и его учеников – Мейерхольда, Вахтангова и других. То всерьез будут обсуждать, существует ли такой зверь, как «система Станиславского», или это нечто вроде белого единорога? То зазвучат настойчивые голоса, уверяющие, что введенное МХАТом представление о спектакле како едином художественном создании также устарело. И что постановка – это вовсе не произведение искусства, а набор более-менее удачных сценок или ролей, и смотреть ее можно справа налево, задом наперед или вообще по диагонали. В конце концов, до Станиславского с его возмутительным запретом на вход в зал после третьего звонка зрители приезжали в театр к любому времени – на монолог любимого трагика, на куплеты комика или на финальные конвульсии примы. Спокойно переговаривались в зале со своими друзьями, высказывались по поводу происходящего, выходили и заходили на свои места, когда взбредет в голову.

«Прогуляйтесь, пока мы потанцуем немного, – кричал итальянский режиссер Пиппо Дельбоно в спину уходящим с его спектакля «После битвы» зрителям. – А потом возвращайтесь, мы еще попоем!» Кто-то воспринял этот призыв как хорошую мину при плохой игре (что прикажете делать режиссеру, если он приглашает зал немного потанцевать, а мимо, задевая его локтями, люди демонстративно шагают к выходу?). Лично я уверена, что совет был искренним, от души.

Пиппо Дельбоно всегда работает в технике «пэчворк» (лоскутное шитье), причем предоставляет сшивать лоскутки-сценки своим зрителям и критикам (возможно, именно поэтому так увлекательно читать рецензии на его спектакли, где каждый «сшивает» свой сюжет). Адресованы работы итальянского enfant terrible людям, которым интересна жизнь и судьба самого Пиппо Дельбоно: что говорила его мама и что ему сказала Пина Бауш в каком-нибудь тысяча девятьсот лохматом году, кто такой психбольной Буба, которого он встретил в закрытой лечебнице и с тех пор занимает в своих постановках?.. Если же личность режиссера вас по каким-то причинам не занимает, то в результате вы получите то самое раздражение, которое испытываешь в купе поезда, где случайный попутчик громко, надоедливо и в подробностях рассказывает свою биографию, сует портреты родственников, читает любимые стихи и напевает любимые песни. Впрочем, в поезде вам деться некуда, а в театре вы можете покинуть зал в любую минуту, выпить в буфете прохладительного и поразмыслить – стоит ли возвращаться?

Полную свободу зрителям предоставляет и показанный в рамках «Балтийского дома» питерский проект Shoot/Get treasure/Repeat Марка Равенхилла, осуществленный актерами Дмитрием Волкостреловым и Семеном Александровским. 16 мини-пьес Равенхилла объединены в единую постановку, где каждая пьеса длится по 20 минут, а промежуток между ними – полчаса. Зрители могут выбрать маршрут № 1 и двигаться от первой пьесы к 16-й, а могут выбрать маршрут № 2 и двигаться от 16-й к первой. Впрочем, на входе зрителей предупреждают, что они вольны уходить, когда им захочется, и возвращаться, когда вздумается, смотреть с любой части и в любом порядке. Мини-спектакли большей частью являются видеосюжетами. Живые актеры, впрочем, тоже появляются, но используются скорее как реквизит. Скажем, в наушниках у вас звучит текст, а две актрисы пристально смотрят все 20 минут друг на друга, изредка передавая стаканчик с кофе и булочку… Или актеры деловито сидят в Facebook (их комменты и посты мы видим на экране), а попытка зрителя выйти в то же пространство для общения изначально запрещена – вход под паролем.

Постановка идет в комфортабельном, специально перестроенном петербургском лофте, но, похоже, самым подходящим помещением для этого проекта был бы какой-нибудь мегамолл. Чтобы зрители успели за день продукты купить, в ресторан зайти, заглянуть в киношку, пообщаться с друзьями, померить кофточку, посмотреть мини-спектакль, обдумать покупку, вернуться и таки купить. Обсудить в антрактах проблемы Facebook, терроризма или голода в странах, в которых НАТО успешно свергло кровавые режимы. Пьесы Равенхилла действительно провоцируют мысль и спор.

Спектакль как произведение искусства – вещь требовательная. Театр как форма досуга – территория, явно ждущая своих открывателей, чему свидетельство – «первые ласточки» на «Балтийском доме».

Опубликовано в номере «НИ» от 23 октября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: