Главная / Газета 12 Октября 2012 г. 00:00 / Культура

Народ в балаклавах

В опере «Борис Годунов», представленной в Испании, воспользовались атрибутикой Pussy Riot

Наталья ТИМАШОВА, Мадрид

Королевский театр Испании открыл новый сезон грандиозной премьерой – постановкой оперы Модеста Мусоргского «Борис Годунов». Авторами сильно осовремененной версии исторической музыкальной драмы выступили немецкий дирижер Хартмут Хенхен и голландский театральный режиссер Йохан Симонс, известный смелыми авангардными экспериментами с классической оперой. Для испанцев «Борис Годунов», в котором занято много российских певцов, стал одной из самых ожидаемых премьер этой осени.

shadow
Немецко-голландский творческий тандем взял для работы вторую, расширенную, авторскую редакцию оперы, созданной композитором в 1872 году. Первая редакция произведения была завершена Мусоргским в 1869 году, но потом начались сложности с тогдашним худсоветом в лице Дирекции императорских театров: оперу не принимали к постановке из-за отсутствия яркой женской роли. Композитору пришлось внести изменения, добавив, выражаясь современным языком, зрелищности и романтики, в результате чего появились так называемый польский акт – любовная линия гордой польской красавицы и будущей русской царицы Марины Мнишек с Лжедмитрием – и эффектный финал – сцена народного восстания под Кромами. Но и эта редакция была отвергнута, в итоге премьера грандиозной оперы на сцене Мариинского театра состоялась лишь в 1874 году и то благодаря энергичной поддержке в театральных и музыкальных кругах.

В качестве либретто Мусоргский использовал трагедию Пушкина «Борис Годунов» и «Историю Государства Российского» Карамзина. В опере музыкально воссоздан небольшой исторический период – с 1598 по 1605 год – последние годы правления Бориса Годунова и начало Смутного времени. Но, естественно, масштабный замысел гениального композитора выходил за рамки конкретного исторического отрезка времени. Мусоргского привлекала возможность показать отношения царя со своим народом, и именно они – главные действующие лица.

По-своему решить эту непростую задачу попытался и дуэт Хенхен–Симонс. Дирижер Хартмут Хенхен уже не первый раз работает с русским музыкальным материалом в Королевском театре: в прошлом году он стоял за дирижерским пультом, когда в Мадриде ставили оперу Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». Тогда главную партию Сергея пел немецкий тенор Михаэль Кениг, он же в «Борисе Годунове» поет Григория-Лжедмитрия. Исполнение партии Бориса Хенхен также доверил соотечественнику – басу Гюнтеру Гройссбоку. Тем не менее в мадридском спектакле занято много певцов из России и стран СНГ: меццо-сопрано Юлия Герцева (Марина Мнишек), солист Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко бас Дмитрий Ульянов (Пимен), солисты Мариинского театра – бас Евгений Никитин (Рангони) и тенор Андрей Попов (Юродивый), украинский бас Анатолий Кочерга (Варлаам).

Йохан Симонс, снискавший славу флагмана театрального авангарда, ставил оперу на сцене Королевского театра впервые. Голландец является главным режиссером Мюнхенского камерного театра «Мюнхнер Каммершпиле», активно сотрудничает с другими театрами. В 2010 году он впервые приезжал в Москву на Международный театральный фестиваль «Сезон Станиславского», где показывал свой спектакль «Иов» – инсценировку романа известного журналиста и писателя Йозефа Рота.

В «Борисе Годунове» Симонс решает непростую задачу показать тернистый жизненный путь царя Бориса, его муки совести, сложные отношения с народом привычными ему средствами, практически полностью убирая исторический контекст и помещая реально живших и собирательных персонажей в наше время и советское прошлое, актуализируя действие и проводя параллели с сегодняшней Россией. Главное для Симонса – актеры (в данном случае – певцы), которым во время репетиций он дает свободу действий в интерпретации и воплощении образов, наблюдает за ними, а потом оставляет их наиболее яркие идеи и находки.

Почти весь спектакль жестко выдержан в атрибутике советского времени: серые и черные деловые костюмы, бояре в Думе – члены Политбюро, хозяйка корчмы у литовской границы – буфетчица в переднике из 1980-х, а добрая половина бегающих по сцене хористов (они же народ) одеты в ватники и телогрейки.

К подобным смелым экспериментам западных режиссеров с русской оперой все уже привыкли, поскольку прекрасную музыку отечественных композиторов творческие изыскания постановщиков никак не могут испортить. Не портит даже то, что режиссер Симонс не удержался от соблазна поэксплуатировать тему Pussy Riot, которая до сих пор в топах у западных СМИ, и вывел в финальном акте народ в серых и цветных балаклавах, бодро запевающий и марширующий под музыку великого композитора.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 октября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: