Главная / Газета 13 Сентября 2012 г. 00:00 / Культура

И вновь продолжается бой

Иосиф Кобзон отметил 75-летие получасовым попурри

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

Во вторник Кремлевский дворец кишел влиятельными депутатами и артистами. На юбилей Иосифа Кобзона собралась, без преувеличения, российская элита. Бабушки с балкона с увлечением рассматривали в бинокль Олега Табакова, Валентину Матвиенко, Леонида Рошаля, Зураба Церетели. Президент Владимир Путин отошел от протокола и прислал видеообращение с поздравлением. Сам же юбиляр, как и в прежние времена, выглядел достойнейшим образом, несмотря на тяжелый диагноз, который он и не скрывает.

Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Иосиф Кобзон, как всегда, не ищет нору, чтобы туда спрятаться от печалей и напастей. Так было, например, в дни трагедии, связанной с «Норд-Остом», когда он пошел переговорщиком с бандитами, так было в Алма-Ате, когда он, выступая, упал в обморок, так и сейчас. То, что у Иосифа Давыдовича онкология, знают все. То, что эти концерты у него последние, – догадываются почти все. То, с каким достоинством он отмечает свой праздник, вызывает безусловное восхищение. Большинство коллег – что по депутатскому корпусу, что по шоу-бизнесу, пришедшие его поздравить, даже в мыслях не способны повторить его стиль жизни и его принципы. Иосиф Давыдович, по-прежнему ностальгирующий по Кузбассу, Магнитке, БАМу и Братской ГЭС, возможно, и выглядит человеком несовременным, но его поступки делают его героем на все времена.

Юбилейный концерт во вторник Кобзон начал с попурри из собственных песен, которое продолжалось без единой остановки... 35 минут. После чего еще пять минут собравшиеся одаривали мастера цветами, выстроившись в почетную очередь у сцены. Присутствовавшие в зале журналисты были введены в заблуждение: их обещали отвести за кулисы после первых трех песен, но никто не думал, что Кобзон так долго не скажет «До свидания» своему первому номеру. Во время попурри Иосиф Давыдович исполнил около трех десятков самых известных своих песен – в основном послевоенных, в том числе песен о любви. «А у нас во дворе есть девчонка одна», – запевал Кобзон под аккомпанемент оркестра под управлением Елисеева, и забитый до отказа Кремлевский дворец тихо умилялся.

Пауз между «спаянными» куплетами не было вообще, так что искупать любимого артиста в овациях возможности не было. Но после исполнения «Не расстанусь с комсомолом», и особенно «И вновь продолжается бой» (это там, где Ленин такой молодой), овации с балкона все-таки прорвались. В первых рядах в числе прочих «випов» восседал Геннадий Зюганов. Ему все это очень понравилось. В зале были и прочие симпатизирующие коммунистам, но, наверное, старшее поколение просто соскучилось по этим песням, которые почти нигде не звучали больше двух десятков лет.

По окончании попурри и одаривания цветами слово предоставили Владимиру Путину. Видеообращение с поздравлением, не канцелярским и не зачитанным по бумажке, – исключительный «респект» в адрес Кобзона. Путин извинился, что не смог лично поздравить юбиляра. Особые государственные почести вполне логичны в адрес именно Кобзона: совсем недавно Иосиф Давыдович стал полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством». Для артиста это космическое достижение.

Подход к работе на сцене у юбиляра, надо сказать, такой же прямой и честный, как и к жизни. Его гложет фанерная попса, а собственный голос, несмотря на возраст, он не растерял. С Таисией Повалий Кобзон спел на украинском, с Тамарой Гвердцители – на грузинском, с Филиппом Киркоровым – на болгарском. Всем сестрам Иосиф Давыдович раздал по серьгам. А потом еще и замахнулся на оперные арии, предварительно извинившись за качество перед сидящим в партере Юрием Башметом. Если бы все наши артисты так извинялись за качество, некоторым, может, и петь некогда было бы – только извинялись бы. С Киркоровым, кстати, песня получилась, мягко говоря, неудачной. Голосовой диапазон Филиппа никак не синхронизировался с баритоном Кобзона, выходило приторно и неприятно.

Но это если придираться. Вообще же, такие вечера выдаются редко. А может, такого и не было никогда. При всей своей монументальности в обычной жизни Иосиф Кобзон остается отзывчивым человеком. Спросишь его о чем-нибудь за кулисами в московском «Олимпийском» или в Юрмале, всякий раз остановится и ответит – даже если только что со сцены, даже если трудно, даже если больно. Какую инъекцию ему вкололи от звездной болезни вместе с воспитанием – одному Богу известно. Но инъекция эта оказывается гораздо сильнее, чем лекарства от других недугов. Которые пострашнее.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 сентября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: