Главная / Газета 22 Августа 2012 г. 00:00 / Культура

Как повернуть государство лицом к зрителям

Виктор МАТИЗЕН
В Министерстве культуры готовится очередной проект реформирования системы государственной поддержки отечественного кино. Согласно имеющейся у «НИ» информации, на этот раз реформа пройдет в обстановке относительной гласности и при участии кинематографических организаций, которые уже отправили свои предложения в министерство. Однако неясно, решит ли она главные проблемы национальной киноотрасли, поскольку интересы участников этой игры подчас диаметрально противоположны. А суммой разнонаправленных сил, как известно из физики, вполне может оказаться нулевой вектор.

Главный результат предыдущей реформы можно сформулировать одним несложным предложением: за три года объем господдержки увеличился вдвое, а посещаемость российских фильмов упала на 40%. Обычная российская история, выраженная бессмертными словами Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Столь же привычны и вытекающие отсюда сакраментальные вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?»

На вопрос, кто виноват, ответ однозначен – реформаторы. И оправдания им нет, так как последствия реформы были предсказаны сразу же после того, как было принято решение ее провести. Причем предсказаны без участия провидцев и астрологов, на основе нехитрой логики интересов.

Вопрос: что сделает человек, которому дарят миллион долларов с единственным условием произвести некий продукт? Правильный ответ: это зависит от того, что за человек. Кто-то приложит все усилия к тому, чтобы сделать продукт настолько качественным, насколько это возможно в заданных условиях, кто-то потратит на его изготовление как можно меньше, а остальное положит в карман. В случае, когда деньги дают на кино, образ действий определяется тем, в чем больше заинтересован получатель дара, он же производитель – в осуществлении художественного замысла или в том, чтобы просто разжиться деньгами. Когда делается авторское кино, преобладает первый интерес, когда производится коммерческое, на которое к тому же отпускают больше денег, – второй.

В этой элементарной механике и заключается основная причина падения посещаемости коммерческих фильмов, собирающих на порядок больше зрителей, нежели авторские, – что и сказалось на доле отечественных фильмов в прокате.

Но эта причина – не единственная. Другая состоит в том, что наиболее затратное кино заказывает государство, а его интересы противоречат интересам зрителей. К примеру, наша власть испытывает естественное желание сделать себя главным положительным героем тех фильмов, на которые оно отпускает деньги. Так было при советской власти, так обстоит дело и сейчас. Между тем зрители вовсе не жаждут видеть на экране припудренные образы власть имущих или служителей власти, а многих попросту воротит и от них, и от угодничающих кинематографистов. Зрители во всем мире любят других героев – тех, кто действует не по приказу, а по собственной инициативе, даже если состоит на службе Ее Величества, как известный всем на свете агент 007. Или тех, кто противостоит власти.

Хотите свежий пример? На Выборгском кинофестивале первое место в зрительском рейтинге заняла стебная комедия Егора Баранова «Соловей-разбойник» по сценарию Ивана Охлобыстина и с ним самим же в главной роли. А ведь ее герои толпами мочат представителей власти – ментов и спецназовцев с их начальством.

Вот так и выходит, что государство, поддерживая коммерческое, оно же зрительское кино, мешает ему развиваться. Как однажды заметил Карен Шахназаров, «с костылями не научишься ходить без костылей».

Выйти из порочного круга непросто – прежде всего потому, что производители коммерческого кино, за малым исключением, твердят, что без государственной поддержки они погибнут. Очень вероятно, что погибнут те, кто это говорит, но столь же вероятно, что выживут в рыночной конкуренции с голливудскими фильмами те, кто работает на свой страх и риск. Что же касается российского государства, то оно все еще пребывает в уверенности, что стоит над обществом, имеет особые интересы, отличные от интересов общества, и право заказывать кино, обслуживающее эти особые интересы. В чем его поддерживает часть кинематографистов, регулярно восклицающих: «Кто даму ужинает, тот ее и танцует – иначе не бывает!» Хотя так бывает только с дамами известного круга. Словом, при наличии двух столь мощных сил трудно рассчитывать на то, что государство оставит зрительский кинематограф без крыши, которая служит ему фундаментом.

Но существует и третья точка зрения, высказывавшаяся, в частности, представителями Киносоюза, активно выдвигающими свои реформаторские предложения. Они касаются как коммерческого, так и авторского кино, включая документальное и анимационное. Согласно этой концепции, нужно искусственным путем наладить обратную связь между результатами всех видов проката фильмов и величиной господдержки следующих проектов тех же авторов и производителей. Грубо говоря, сделал провальный фильм – на следующий проект не получишь ничего. Говоря чуть детальнее, необходимо установить двухфазовую систему контроля. Когда фильм закончен, эксперты определяют его художественный и зрительский потенциал и на этом основании решают, выделять ли ему деньги на продвижение в прокате, и если да, то сколько. Вторая экспертиза проводится через год, то есть тогда, когда можно подвести основные итоги дистрибуции – фестивально-премиального цикла, кинопроката и разных продаж. Разумеется, экспертиза должна быть прозрачной и максимально опирающейся на объективные показатели. Но так как существуют силы, заинтересованные в максимальном замутнении экспертной процедуры, в этом и состоит трудность введения новой системы.

И наконец, есть еще одна проблема, касающаяся исключительно авторского кино – в России крайне мало площадок для его проката. Коммерческие кинотеатры перестали быть местами для культурного досуга, государственная прокатная сеть неэффективна – куда ж бедному кинематографисту податься? Как собрать «своих» зрителей, которые готовы идти в кинотеатры не только для того, чтобы поглазеть на суперменов и подивиться спецэффектам? Судя по всему, государство решить эту задачу неспособно. Надежда только на культурных частников, которые, видя, как другие гребут деньги лопатами, готовы довольствоваться относительно малой прибылью. И естественно, на отечественную интеллигенцию, без которой российской культуры не было бы.

Автор – кинообозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 22 августа 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: