Главная / Газета 2 Августа 2012 г. 00:00 / Культура

C миру по картине

В этом сезоне почти все наши музеи стали «иностранными агентами»

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

С сентября 2011-го по август 2012 года любителям прекрасного было на что посмотреть и о чем поспорить. Правда, пища для новых впечатлений была в основном импортная. Благо помогли разного рода «культурные годы» – Италии, Америки, Германии. Собственных выставок произведено очень мало, и лишь единицы имели действительно высокий уровень.

Одной из удач сезона стала выставка «Зверев в огне» в Малом Манеже.<br>Фото: ЕЛЕНА МИХАЙЛОВА
Одной из удач сезона стала выставка «Зверев в огне» в Малом Манеже.
Фото: ЕЛЕНА МИХАЙЛОВА
shadow
Громкий закон об «иностранных агентах» клеймит позорным называнием вроде бы только тех, кто получает заграничные деньги за политику. Но всем известно, что любое культурное событие можно рассмотреть под политическим углом. Например, празднование 100-летия Пушкинского музея, главного «западника» страны – это не политика? Тут тебе и специальные президентские указы, и списки правительственных гостей, и громкие заявления о гордости нации. Однако государство (кроме громких признаний в любви к директору Ирине Антоновой) не выполнило своих обязательств: реконструкция музея не проведена, проект Фостера не оплачен, новые филиалы не открыты, бюджетные средства на создание собственных проектов минимальны. Хорошо еще, что заграничный авторитет ГМИИ помог ему собрать с «миру по нитке» и привезти в Москву шедевры из других хранилищ Европы. И как теперь его назвать, если не «иностранным агентом»? Придется приписать на фасаде. До того в Пушкинском показали сенсационную выставку Караваджо. И вновь постарались иностранцы – посольство Италии с массой фондов. А деньги от зрительских билетов шли, естественно, в музейный фонд.

То же самое с Мультимедиа Арт Музеем, с Историческим, с Кремлем и даже с Третьяковской галереей. То есть с лучшими нашими залами. Везде в этом году интереснее всего выступили иностранцы. Выставочная жизнь подпитывалась Годом Италии, потом Годом Америки, частными интересами Британского Совета и наконец, Годом Германии. Не будь этих самых «годов», итоги музейного сезона состояли бы из одного абзаца про Ге и Коровина в Третьяковке (и то с оговорками – Ге прогремел иностранной живописью и графикой, а экспозиция Коровина была обвинена в безудержной русской всеядности).

Все сводится к простому алгоритму: сегодня любая серьезная выставка – это дело больших финансов и больших организационных усилий самых разных структур. Российское государство ни деньги, ни силы на них почти не тратит. Единственное спасение – обмены и международные контакты. Именно на таком импорте не только выживает, а процветает с немыслимым потоком выставок бывший Дом фотографии. При всей эклектичности проведенной им в этом сезоне Фотобиеннале устроители сделали ставку на американское присутствие (Кляйн, Фридландер, Меньюс).

Музеи Кремля обрели очень стабильных партнеров в лице англичан и итальянцев. Неожиданная для Кремля выставка британского скульптора Генри Мура заставила всех заговорить о «современном искусстве» поблизости от святынь православия. Нужно отдать должное Елене Гагариной и ее сотрудникам: они смело держат оборону от церкви как светское учреждение. Это доказала и другая роскошная выставка, идущая до сих пор, – «Сокровища Мальтийского ордена». Католические раритеты показаны так, как редко показываются наши ценности.

Среди других стран, отметившихся на московской арт-сцене, можно назвать Японию и Грецию. В Музее современного искусства открылся очень интересный проект «Двойная перспектива», показывающий путь японского «арта» за последние полстолетия. Подобный набор имен и произведений мог бы взорвать любой мегаполис. Но то ли природная скромность японцев, то ли случавшееся к весне пресыщение московской публики оставили выставку без достойного внимания.

Наконец, последняя и одна из самых громких выставок сезона-2012, по счастью, к загранице имеет лишь косвенное отношение. В закромах потомков знаменитого коллекционера Георгия Костаки (они теперь живут в Греции) куратор Полина Лобачевская обнаружила сотни листов Анатолия Зверева, чудом сохранившихся после пожара на подмосковной даче Костаки. Показ в Малом Манеже этих обгоревших страниц стал настоящей сенсацией. Абстрактный авангард, пейзажи, анималистика – великий русский экспрессионист 1950–70-х вдруг оказался на редкость многообразным и неодномерным. Новое открытие Зверева и его шоу с новейшими мультимедиа – что совершенно поразительно – устроено полностью за российский счет. Что мешает другим музеям делать подобного руда выставки (пусть даже на 50% менее роскошные)? Вопрос как никогда актуальный. Есть подозрение, что не только деньги. Но еще и явный кризис идей, подходов и творческих кадров.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 августа 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: